В Агтерию
В Бездну
В Энсиниуме сейчас июль 1913 года.
В Агтерии: на юге +22 − +24 облачно, смог, возможны грозы.
на севере +10 - +15 облачно, смог.
В Бездне: +7 − +9 уровень эфира нестабилен, алый смог, сопровождаемый редкими порывами ветра.






ENSINIUM

Объявление

Жанр: фэнтези
Система: локационно-эпизодическая
Добро пожаловать в Энсиниум - фентези-мир, где вы можете почувствовать себя в роли королевской особы, революционера, охотника на драконов или даже опасного порождения хаоса. И на этом список не заканчивается.
Вас ждут приключения, дворцовые интриги, верные друзья и заклятые враги. Ваш отыгрыш не скован рамками рейтинга, потому что у нас он 18+ Хотя, кого это когда-либо останавливало...
Запасайтесь чаем и вкусностями и погрузитесь в наш мир. Вот наша сюжетная линия для ознакомления, странник.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir Ждём ваших голосов и отзывов.
skype - guimiho;
icq- 6533913
skype - karkushz;
icq - 654613169;

В Энсиниуме сейчас июль 1913 года.
Беззаботные летние деньки омрачены бордовыми облаками и густым смогом.
08.08.2016 При неудачной работе с группой вконтакте был случайно очищен список участников. Прошу прощения, надеюсь подобных накладок больше не будет. Ваш криворукий lumen abyssorum.
05.08.2016 Игроки и администрация поздравляют Реймонда Бассета с днём Рождения! Поздравить именинника можно тут.
01.08.2016 Разыскиваем еще двух добровольцев в квест «Кровь и честь» для полноценной организации турнира.
30.07.2016 Просим игроков обновить подпись в соответствии с новым шаблоном.
29.07.2016 Наконец у Энсиниума появилась группа вконтакте.
28.07.2016 Список ролей был почищен, освободились многие акционные роли, в том числе драконы (в наличие теперь 3 свободных чешуйчатых).
27.07.2016 Спешите ознакомиться с глобальной аркой «Пророчество Гелиона»
27.07.2016 Только до 31го августа на акцию - «Семейные узы, что хуже острых терний» - действует упрощённый приём. Подробнее в теме акции.
26.07.2016 Завтра заканчивается перекличка и будет запущен глобальный квест. Также у многих игроков (кроме чешуйчатых собратьев) был обновлен инвентарь.
16.07.2016 После окончания переклички будет запущен глобальный квест. Советуем заранее определиться с убежищем и запастись припасами.
12.07.2016 Всем жителям Энсиниума просьба ознакомиться с данной темой.
11.07.2016 Игра потихоньку очухивается от долгого сна, будем чистить состав игроков, так что просьба отписаться здесь.
10.07.2016 Начало реворка боевой и локационной системы.
20.01.2015 Та самая дата.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ENSINIUM » Северные земли » [FP] Квест «Вопрос жизни и смерти» (2.0) | 29.07.1913


[FP] Квест «Вопрос жизни и смерти» (2.0) | 29.07.1913

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

1. Участники
Заболевшие: Сталкер
Те, кто остались ухаживать за больными: Абраксма, Маледисит.
Те, кто отправились на поиск трав: Арканайн, Кумихо.

2. Окружающая среда (локация, дата, время, погода)
Раннее утро; +5; облачно.
http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2014/06/61ac66864ea07d0ee72cdb9e83851c9e.png

Крепость "Гнездо Дракона"

Вряд ли кто-нибудь из простых жителей Агтерии мог слышать об этой крепости.
Крепость обладает идеальным местоположением: вокруг неё лишь острые хребты гор, надёжно защищающие её от нападений. Непросвещённый человек рискует просто потеряться в каменном "лабиринте". Но кроме того это место обладает огромным магическим потенциалом. Древние маги вложили сюда столько чар, что, даже подойдя вплотную к крепости, вы можете её не заметить. Простояв больше 500 лет, строение прекрасно сохранилось

3. Событие (которое вы собираетесь отыграть)
Кардинальные изменения в погоде и смог неизвестного происхождения в совокупности создали на территории Верхнего Уровня (!) все условия для распространения старой и почти забытой эпидемии "Шириана", против которой бессильна регенерация любого вида. Передающаяся воздушно-капельным путем, болезнь не щадит ни взрослых, ни детей. Симптомы ее просты и одновременно ужасны: заразившимся становится сложно дышать (постепенно они начинают задыхаться), а кожа не выдерживает давления и начинает буквально слезать шматками с больного.
Помочь победить болезнь может лишь отвар из лепестков чемерицы, добыть которые можно лишь в глубине южных лесов Агтерии. Но кто осмелится туда идти, если именно по этому направлению напирает Хаос (приспешников которого, к слову, зараза тоже не обошла стороной).


Эпидемия добралась даже до Орды, из-за чего движение хаоса по Верхнему Уровню временно прекратилось. Что ожидаемо, ведь болезнь поразила не только трутней и альф, но и хранителя хаоса.
Задачи: все участники собираются в зале (первый пост за больным). Маледисит, объясняет собравшимся, какое растение помогает справиться с заразой. После чего патруль выдвигается из крепости (игроки будут перенесены на другую локацию в иной теме), остальные остаются на месте.
4. Вариант боевой системы (дайсы/аргументация)
-

0

2

После вылазки в Бездну они с Кумихо разминулись: альфу «Сталкер» отпустил, а сам решил осмотреться немного вокруг, ведь южные земли до сих пор были совершенно не изучены.
Ровным счетом никакого значения дымке странного цвета Менотиос не придал. Он не чувствовал постороннего присутствия или магии, а потому не спешил возвращаться в Гнездо. Сам того не подозревая, лидер Орды попался в лапы коварной эпидемии. Хаос внутри забил тревогу слишком поздно, поэтому когда рыцарь открывал темный портал, он уже был заражен.

Выпрыгнув из червоточины, раскрывшейся в одном из залов замка, мужчина нервно выдохнул, прислушиваясь к собственному телу. Он не сразу понял причины, по которой энергия внутри тревожно ворочалась, и это, безусловно, раздражало. Кашлянув, непроизвольно поднося кулак к шлему в районе рта, «Сталкер» покачал головой и неспешно двинулся вперед, намереваясь вернуться в главный штаб. Ему нужно было переговорить с Маледиситом, чтобы освежить свои воспоминания о прошлом, уж слишком мутными они в последнее время были. Но в горле опять запершило, да так, что мужчине пришлось торопливо снять с себя шлем (возможно, повредились какие-то фильтры?), отбрасывая его в сторону.
Однако, это никак не помогло тенно, кислород вокруг как будто разом кто-то перекрыл. От такой резкой перемены голова закружилось, а тело повело куда-то в сторону, и мужчина невольно осел на колени, горбясь и силясь откашляться. Не помогало.
Вспышкой в черепной коробке пронеслась паника, хрипя и рыча тенно когтями принялся царапать собственное горло, вспарывая броню, мясо, мышцы, чудом лишь не задевая артерию, но позволяя бурой крови хлынуть из рваной раны. Спасения не было, темные сгустки (заменявшие тенно легкие) продолжали болезненно сжиматься, урывками отхватывая капли воздуха, сердце бешено колотилось, а хриплое дыхание сменилось бульканьем (до тех пор, пока вспоротое горло не сошлось под воздействием регенерации обратно). Боль быстро просочилась в эфир, а потому, когда в глазах уже начали скакать цветные круги, «Сталкер» заслышал неподалеку спешные шаги. Кто-то подхватил его под локоть, потянув на себя и вверх, силой заставляя подняться на ноги. Рыцарь осклабился, утробно зарычав, но усилием воли позволил потащить себя куда-то в сторону. Ноги заплетались, в глазах окончательно потемнело и лидер Орды, в конечном счете, потерял сознание. Как раз в тот момент, когда его укладывали на холодный камень.

***

Коим оказалась массивная плита. С нее сейчас не капала, а буквально лилась ручьями ярко-алая кровь, образуя крупную светящуюся лужу. В эту же лужу с тихими шлепками падали и ошметки брони, сползавшие со своего хозяина так, будто она – броня – была пластилином. В конце концов, именно она заменяла рыцарю кожу и теперь обнажала в районе шеи, скул, плеч, ребер и бедер черные напряженные мышцы.
Руки мужчины непроизвольно подрагивали: одна безвольно покоилась на грудине, а вторая в бессилии царапала камень под собой, оставляя на нем глубокие борозды. Голова рыцаря была повернута в сторону стены, у которой и располагалась плита, он не хотел, чтобы присутствующие видели его в таком состоянии, это лишь еще больше злило «Сталкера».
Прикрыв глаза, в которых плескались гнев и боль, мужчина повел плечом, с отвращением отмечая, как с него сполз очередной кусок размягчившейся стали. Стараясь дышать коротко и часто, все равно периодически давясь кровью и кашлем, он судорожно суммировал в голове симптомы, пытаясь выявить болезнь. Но «Тьма» озвучил диагноз раньше его.

+4

3

Маледисит готовился ко встрече с хозяином особенно усердно в связи со своим недавним провалом. Он уже полностью восстановился после ожогов, но стыд и муки совести не хотели отпускать слугу. И поэтому юноша старался всеми силами загладить свою вину: убирался в поместье, готовил для господина лучшую еду, беспрекословно выполнял все приказы и налаживал «эфир» Орды. Он настаивал на том, чтобы отправиться со Сталкером в Бездну, но тот был непреклонен и наотрез отказался брать с собой потрёпанного и провинившегося «Тьму», нанеся тем самым ещё один удар трепещущему сердечку Сита.
Но сегодня Менотиос должен был вернуться, юноша это прекрасно чувствовал, ибо для него даже средний уровень не был помехой для связи с хозяином. Но вот затаившейся болезни он почувствовать не смог. И даже способности в этом не были ему помощником. Радующийся грядущему возвращению масты слуга даже отвёл время себе, чтобы прихорошиться: расчесал волосы, заплёл косу. Только изменять броне не стал – Сталкер не любил, когда Маледисит щеголял без всякой защиты.
- «М-маста?», - Сит ожидал гнева или безразличия в эфире, но вместо этого по разуму словно кипятком плеснули болью и отчаянием. Юноша едва не вскрикнул от неожиданности, вскакивая на ноги и бегом направляясь в сторону зала, где появился Менотиос.
- Маста! – крик уже вне эфира раздался в зале. Отвыкший от нормальной речи голос Сита был немного хриплым. Или это слёзы ужаса подступили к горлу. Но к собственному удивлению, Маледисит смог взять себя в руки и послать короткий сигнал альфам. «Тьма» не доверял Орде, ни единому альфе или трутню, но без их помощи он обойтись сейчас не мог. Не став дожидаться, пока кто-нибудь придёт на помощь, юноша поднял Сталкера с помощью теней, помогая тому добраться до своеобразного алтаря. Слишком много крови и слишком мало времени, чтобы укладывать тенно на кровать, которая находится слишком далеко отсюда.
*  *  *
- Это ведь эпидемия Ширана, да, маста? Она вернулась. Страшные вещи случатся, - двусмысленно лепетал Маледисит, хлопоча вокруг хозяина. Кровь было бесполезно смывать – натечёт новая. Нужно было её как-то остановить. Сит бережно снимал отмершие и причиняющие боль пласты брони, заменяя их собственной тьмой, скрывая обнажённые мышцы и кости лучше любых бинтов. Он очень надеялся, что не случится отторжения, но их энергия была слишком похожа, чтобы что-то подобное случилось.
- Всё будет хорошо, м-маста, - успокаивал скорее себя, чем Сталкера, юноша, стараясь не расплакаться, чтобы не злить лишний раз хозяина. – Только позвольте мне…
Забираться в разум Менотиоса сродни прыжку в чёрный омут. Он тут же пытается поглотить тебя, утопить в себе и не выпустить. Даже Маледиситу было страшно прикасаться к этой чёрно-алой массе, но всё же ему приходилось это делать. Просто хотя бы ради того, чтобы сохранить хозяина хоть отчасти таким, каким тот был тысячу лет назад. Сейчас Сит не мог сделать ничего, кроме как притупить боль и попытаться немного успокоить тенно, прежде чем волна хаоса выкинула его из чужой головы. Но всё же он хотел хоть немного уменьшить мучения Сталкера.
- М-маледисит вызвал альф, они пойдут за лекарством.

+4

4

Водоворот мыслей. Разрывающие грудную клетку на части и лезущие наружу чувства, обволакивающие всю фигуру разъедающей плоть болью. Пульсация и бешеные, дикие толчки энергии.
Ей больно. Ей плохо. Ее выворачивает наружу снова и снова, она бьется смертельно раненной птицей о землю, мечтая убить себя поскорее, дабы не чувствовать этого больше, дабы забыть  все, стереть из памяти, рассеять пережитое по миру! Уничтожить... Сжечь без оглядки...
Она помнит, она помнит! Она знает, ее мысли!.. Они рвутся наружу непонятными фрагментами, осколками, которые никак не могут собраться в ту самую полную картину, которая бы смогла прояснить все. И именно это заставляет страдать ее еще больше. Именно это заставляет ее вопить, срывая горло, именно оно заставляет биться в истерике, совершенно не понимая, что происходит с ней в эти минуты.
Страх. Пустота. Одиночество.
Кумихо воет волком, снова и снова разбивая себя о скалы в горах близ Гнезда, но она не умирает. Она плачет и смеется в одно время, рычит и задыхается, болтаясь на месте, как шальная. Изломаны руки, пробита голова, изранено тело, но она все еще жива... Она жива!.. Силы наполняют ее, а не покидают, заставляя снова и снова повторять одни и те же действия, заученные в совершенстве, как старая детская сказка, знакомая каждому из песни родной матери...

Дух не пришла на зов сразу: она не услышала его, будучи в состоянии помешательства. Боль "Сталкера", просочившаяся в эфир, смешалась с ее болью, а слова Маледисита - со всеми словами, выплывающими из подсознания отрывками. Калейдоскоп из лиц на время стал всем, что она видела.
А видела она только его... Белый лик и разные, но одинаково холодные глаза, сверкающие самыми красивыми камнями... Белый Князь. Многоликая знала его. Она понимала, кто это. Осознавала то, кем когда-то он был для нее. Чем он был какие-то жалкие десятилетия назад, когда все-все было иначе... Когда все-все было проще и понятнее.
Но она не могла вспомнить. Разрывая преграду когтями, она все глубже вязла в дегте, пока он не поглотил ее с головой. Это было причиной ее страданий... не в первый раз.

Только когда вся тьма вокруг возопила, когда ослаб поток чувств, альфа смогла понять, что произошло что-то ужасное и необъяснимое. Не в силах принять хоть какую-то форму, она поплыла к убежищу сгустком нестабильно скачущей энергии. Она была слаба. Лишь зов влек ее, потому что больше вокруг не существовало ничего. В мире творилось что-то, не поддающееся описанию. Встреченные духом твари корчились от боли, застывали в агонии. Даже тьма и мрак были нестабильны, но Кумихо не могла объяснить толком, что происходило в эти моменты. Это был настоящий хаос во всем его омерзительном великолепии. Это была эпидемия...
Кумихо заползла в зал бесшумно, однако в этот раз не стараясь быть незаметной. Лишь по привычке альфа приняла форму женщины, в этот раз больше похожей на восставший труп. Она шла на ногах, поминутно костыляя и заваливаясь то на один, то на другой бок. Голова была опущена, а длинные волосы едва не касались пола. От некоторых ран дымкой исходила собственная энергия: было видно, что внешний вид существа был нестабилен. Порой оголялись плоть и кости, затем они зарастали, но потом снова шмотками слезали. Вопреки всему, Многоликая не оказалась больна, однако в ее голове в клок смешивалась вся полученная информация. Нужно было принять форму молодой девушки, но вокруг были страдающие и умирающие твари, которые не могли исцелить себя. Вдобавок слабость не давала трезво оценить ситуацию. Да, она восстанавливалась. Верно, но очень и очень медленно. В ней уже вновь загорался прежний огонь "жизни".
Старуха остановилась в стороне от "Сталкера" и Маледисита. Другие прибывшие порождения шарахнулись от альфы прочь.
- Болезнь, - бормотала женщина, неестественно корчась на месте. - Болезнь. Болезнь. Болезнь. И смерть. Смерть.
Дух подняла голову, бессмысленно и тупо уставившись вперед. Защитная реакция организма. Половина лица Кумихо была старушечьей, половина - молодой и свежей. Застыв на месте, она ждала дальнейших инструкций. Она была готова выполнить любое данное ей задание.
Здесь, рядом с тьмой... Становилось легче...

Отредактировано Кумихо (2016-07-31 04:03:43)

+3

5

Его разбудили. Нет, дракон не спал крепким снов младенца, он только отходил ко сну. Но как же ему хотелось забыться. На его плече отдыхал его всадник. Его чёрные волосы, всё ещё немного примороженные магией дракона, едва ощутимо кололись, дыхание было ровным, аристократическая бледность пленяла так же, как и часом раньше. Тем неприятнее было покидать изрядно помятую постель, пусть и всё равно холодную. По углам ютились горстки снега, инеем были покрыты окна - мороз разрисовал их причудливыми узорами, какие ни один резчик по стеклу не сможет нанести. По большому счёту ни Антраксу, ни Арканайну отдельная комната, кровать и прочиё удобства, которые требуются людям, не были нужны. Тут был, кхм, особый случай.
Антропоморфный вид свой Арк не любил, но пошёл как есть, быстро натянув чёрные брюки и оставив обнажённым торс. Хладозверь не любил кучу тряпок на своём теле. Будь его воля, ходил бы в обеих обликах в чём мать родила.
Шлёп-шлёп-шлёп. Босые ноги неспешно ступают по грубому камню лестницы. Хорошо, что он уже был в "Гнезде". Дракон пока плохо чувствовал эфир, слишком мало времени прошло с момента его вступления в Орду. А потому боль Менотиоса и зов Маледисита до него доходили лишь этаким эхом. Тем не менее, ящер был озадачен. Что могло довести лидера и его вернейшего последователя до такого состояния?
Зимодых спустился вниз. Куда дальше? Непривычный он был к крепостям. Перед Арканайном прошла чья-то фигура. Он не смог бы в точности сказать, кому она могла принадлежать. Даже в половой принадлежности был неуверен. Эта... тень шла в зал с алтарём. Мужчина пошёл следом, не особо заботясь о том, сколько шума он издаёт. До его уха доносились слова. Один голос - "Тьмы" - что-то сказал о лекарстве. Второй, тихий и шелестящий, - о болезни и смерти.
Дракон ступил в залу. Он не остановился даже тогда, когда увидел, что творится с бронёй "Сталкера". Эта штука могла быть заразной. Маледисит хлопотал рядом со своим хозяином, а третье существо - то ли дева, то ли старица - неосмысленно смотрела куда-то перед собой. Взгляд жёлтых глаз снова вернулся к телу "Сталкера". Местами обнажились чёрные мышцы, лидер уже не казался таким защищённым. И, видимо, ему становилось хуже, а значит скоро болезнь могла начать слизывать и мясо с костей. Вряд ли это его убьёт. Во всяком случае, дракон слабо себе представлял, что его вообще могло убить. Хотя бы в теории.
Арканайн не питал верности к Орде и его лидеру. Он не пришёл сюда, ведомый жаждой воевать за правое дело. Он пришёл сюда лишь ради Антракса. Уйдёт некромант - уйдёт и дракон. Но пока Арк был здесь, он готов был быть полезным.
- Дерьмово выглядит, - наконец-то молвил ящер, выдыхая облако белого пара. Морозного воздуха. Внутри ворочалась зима. Порой она стремилась вырваться наружу.

+3

6

Неясное волнение в эфире покой Абраксмы нарушило. Облюбовавшая вершину самой высокой башни Драконьего Гнезда, древняя рептилия, клубком свернувшись, дремала под убаюкивающие шепотки остальной Орды, как неожиданно воцарившееся умиротворение оглушительный беззвучный вопль разорвал. Боль, пронзившая хладным прутом от макушки до кончика хвоста, заставила драконицу вскинуться и взреветь в унисон тысячам других темных созданий… 
Обескураженная, на уровне инстинкта Абраксма ползла вниз, на отчаянный зов Маледисита. В себя пришла она в одном из бесконечных коридоров, на каменном полу, в человеческом обличье. Ее связь с Хаосом крепла с каждым днем, но подобного еще не случалось. Ориентация в пространстве вернулась к ней через несколько мгновений; каждый шаг отдавался болью, будто бы она босыми ступнями ступала по битому стеклу. Плотным кружевом мрак сплел на ней платье от горла до пят и шлейфом тянулся следом.
Абраксма появилась в зале последней; немалых усилий стоило ей, чтобы вернуть поступи былую твердость. Впрочем, открывшееся взору женщины едва снова не лишило ее опоры под ногами. Отсюда казалось, будто от Менотиоса осталось лишь пульсирующее месиво из тьмы и окровавленной плоти.
-Кто?..- голос ее прозвучал непривычно низко, словно воздух в помещении в одночасье стал разреженным. На смену минутному оцепенению пришла тягучая ярость.- Кто сделал это?!
Полыхнувшее в драконьем сердце пламя в янтарных глазах отразилось, украшенное червоточинами из черного золота вспыхнуло на кончиках женских пальцев… И угасло, когда донеслось до Абраксмы знакомое – Шириана. Драконья память еще хранила картины прошлого о том кошмаре, что довелось однажды пережить энсиниумцам. Помнила она как день и ночь у постели Гектора проводила надежду храня, что доживет он до момента, как найдено лекарство будет.
Абраксма выдохнула судорожно. Как так случилось, что в рядах ненавистной всему живому Орды она нашла то, что искала? Как вышло, что самая грозная из известных ей сила сражена невидимым противником, мором? Лишь оказавшись частью этой силы, узреть драконица смогла то, что раньше ей было недоступно. Их лидер, «Сталкер». Со временем Абраксма стала уважать этот титул и того, кто его носит. 
Драконица приблизилась, краем глаза отмечая присутствие морозного собрата и Кумихо. Не время для приветствий; все ее внимание сосредоточенно было на происходящем в центре залы. Ее босые ступни вязли в остатках того, что еще недавно было литой броней Хаоса; вообразить себе не могла, что однажды увидит Его таким уязвимым. Опустившись на ступеньку по другую сторону от Маледисита, с осторожностью Абраксма запрокинула голову измученного темного рыцаря, чтобы дыханье облегчить. Прикосновение отозвалось вибрацией; струящаяся через эфир боль вонзалась в кончики пальцев электрическим током, под кожу пробираясь, словно вся она была сплошным оголенным нервом. Тут же, лоскут от платья оторвав, зажала вновь потревоженную на горле тенно рану.
-«Как ты оберегаешь тех, кто тебе верен, дозволь тебе ответить тем же». 
Пламя уберегло ее от заразы в тот раз, убережет и в этот. Необходимо было остановить кровотечение, замедлить отмирание того живого, что в лидере Орды осталось. 
-Изваяниями не стойте! Принесите воды, чистых полотенец и ларец мой с настоями из башни. Поживее!- повелела нескольким трутням новоиспеченная альфа. Три тени суетливо скрылись во мраке коридоров. 
Не всегда после стычек с непрошеными визитерами от ран способно было излечить время да крепкий сон. Мать обучила ее кое-чему из врачевания, что-то она почерпнула в странствиях, и тем не менее не уверена была, что хватит ей всех её знаний сейчас. Однако не значило это что не стоит и пытаться.
-Обычные травы лишь облегчат течение болезни, но не излечат,- озвучила Абраксма то, что так же и Маледисит успел понять.

+2

7

Мужчина поморщился, лишь коротко кивнув на просьбу Маледисита.
- «Пресвятые угодники, только перестань причитать,» — даже несмотря на то, что голос звучал в голове «Тьмы», он все равно отдавал болезненной хрипотцой и сталью, но в сказанном, однако, не было и доли скрытого подтекста или угрозы. Просто когда юноша заводил свою шарманку, горестно заламывая изящные руки и пророча страшные вещи, шарахался от него даже хаос.
Благо, мальчишка был как всегда аккуратен в обращении с измученной головой мужчины. Не говоря ни слова, они циркулировали меж собой энергию. Менотиос питал ею юношу, а тот генерировал новые пласты брони и сглаживал нервные окончания. И никто с этой задачей справиться лучше «Тьмы» не мог. Благодаря усилиям подопечного, в голове немного прояснилось, теперь Менотиос мог цедить эфир и элементарно ориентироваться в пространстве, потому что с глаз, наконец, спала алая пелена. Ощутив, помимо Маледисита, присутствие снежного ящера и верной альфы, «Сталкер» заострил внимание на последней. Возможно потому, что разум Арканайна был еще недоступен Хаосу, его связь с общим эфиром тянулась слабой ниточкой, превратить которую в прочный канат мог только сам дракон. А вот Кумихо лидер Орды читал, как открытую книгу. Рыцарь знал причину внутренних метаний альфы, знал и готов был самолично протянуть руку помощи растерянному существу, что успело завоевать его расположение.
- Дитя, это Он предал тебя, — внезапно зло прорычал «Сталкер», с глухим стоном приподнимаясь на локтях, — Он…
Мужчина закашлял, сплевывая в сторону кровь и хищно прищуриваясь. Он не был бы лидером Орды, если позволил бы болезни так быстро сломить себя. Несмотря на неутихающую боль и постоянный недостаток кислорода, сводящий с ума, сила внутри Менотиоса никуда не делась. И сейчас волна темной энергии, по мановению короткого движения кисти руки, прицельно прошлась по Кумихо, сбивая ту с ног.
- …Он отравляет твой разум, — раздался угрожающий шепот тенно, а сам мужчина приподнял чуть подбородок, искривляя окровавленные тонкие губы в недобром оскале, — туману не место в голове.
С силой стиснув зубы, «Сталкер» приподнял руку, и вязкая черная жижа на полу ожила, повторяя движение хозяина. Приняв форму конечности, она угрожающе нависла над альфой и, как только рука рыцаря дрогнула, обрушилась новой волной на Кумихо, обволакивая, проникая в уши, нос и рот. Причиняя боль, но, вместе с тем, «очищая» рассудок измученной альфы.

Присутствие Абраксмы тенно заметил сразу, но лишь только когда чужие руки обхватили тяжелую голову, Менотиос все-таки поднял взгляд, в котором на мгновение проскользнули и злость, и растерянность, и удивление, на женщину. Бледные губы  шевельнулись беззвучно, но рыцарь так ничего и не сказал, подавившись кровью и судорожно закашляв. Мог ли он когда-нибудь предположить, что непреклонная упрямая драконица однажды окажется на его стороне, однажды вот так будет осторожно придерживать горло и обещать защиту? Определенно нет. Даже когда могущественная Абраксма приняла хаос, «Сталкер» все равно до конца не осознавал этого, ведь раны, нанесенный этой бестией во время Катаклизма, казалось, до сих пор жгли тело. Но сейчас, именно сейчас, полное понимание наконец ворвалось в воспаленное сознание, оседая цельной мыслью на стенках черепной коробки.
Рыцарь с закрытыми глазами молчал и даже не вслушивался в разговор. Эфир и без того отлично доносил всю нужную информацию до головы мужчины. Лишь только когда начались сборы, «Сталкер» приоткрыл один хищно поблескивающий глаз и резко ухватился рукой за плечо драконицы, требовательно потянув на себя, заставляя склониться ближе.
- «Я тебе верю» — раздался в голове альфы рокот, не с подачи хаоса, а по собственному желанию. Заветная фраза, которую он озвучивал редко, и впервые, пожалуй, испытывал сильную потребность произнести ее.
И действительно, после сказанного, мужчина полностью расслабился, отпустив чужое плечо и позволив себе откинуться на придерживающую его затылок женскую прохладную ладонь.

+2

8

- «Простите маста, не повторится», - необычно холодно для себя отозвался Маледисит. Его голос даже выровнялся на одной частоте, напоминая низкий девичий. Закончив с «перевязкой» ран и «уборкой» в голове хозяина, Сит сосредоточился на главном – сборе информации. Для этого пришлось устроиться на полу, у основания алтаря, прислонившись к тому спиной. Не хотелось падать в случае перегрузки, у Орды теперь и без того много хлопот.
- Чемерица. Кажется, её видели у самых границ наших владений, - Маледисит смотрел в стену пустым немигающим взглядом. Казалось, что даже золотая радужка стала мутной. Сит хмурился, видимо, трутни знали слишком мало о нужной травке. Но неожиданно взгляд сместился куда-то в сторону, словно псионик переключился на другую цель. Губы его сначала растянулись в улыбке, а затем зал заполнился тихим, но жутким, распадающимся на множество голосов, смехом. – У Агтерии тоже много, очень-очень много больных. Я чувствую панику. Она везде.
Маледисит поднялся на ноги, привычным жестом потирая виски. Такие сканирования вызывали у него головную боль. Но ради хозяина он готов был терпеть и её. Это лёгкое покалывание в висках не сравнится с тем, что испытывал сейчас тенно.
- Маста… «Маста!», - пытался достучаться слуга до господина, пока внимание того у него нагло украла драконица. Будь у Сита крылья, перья на них встали бы дыбом от негодования. Ящерица позволяет себе касаться Менотиоса. Странное чувство… Ревность? Юноша смутился, перекрывая эфиру доступ к своим эмоциям. Нечего этим… этим… Никто из них ни на долю не предан «Сталкеру» так, как он. Маледисит ревновал его к Хаосу, к альфам, к каждому трутню и не верил ни одному из них. Они все слабые, они все присоединились из-за собственных слабостей. Даже драконы, которые кажутся истинными машинами смерти. Воздух вокруг юноши задрожал, а от доспеха отделилось несколько отростков, больше похожих на язычки пламени. Но «Тьма» взял себя в руки. Не вовремя всё это.
- Маста, тот лис, которого Вы видели в Бездне. В общем, он тоже тут. Очень далеко, его трудно почувствовать, но он тоже болен, - тихо подал голос Сит, с ухмылкой косясь в сторону альфы, запутавшейся в собственных обликах. – Если помешаем Агтерии, то убьём и его.
Отряхнув колени жестом служанки, отряхивающей фартук, «Тьма» повернулся уже к остальным. Так странно было управлять ими не от имени хозяина, а самостоятельно. Но беспокоить его не хотелось.
- «Отправляйтесь на юг, в леса. Там вы и найдёте лекарство. Не бойтесь, не ошибётесь, я направлю вас. Уничтожьте всех, кто вам помешает. Покажите свою преданность хозяину», - мрачное и невозмутимое выражение лица сменилось добродушной улыбкой. – Удачи там!
Махнув рукой, Маледисит снова отвернулся, чтобы продолжить хлопотать вокруг господина. По крайней мере ему нужно было убрать всю эту кровь. Подумать только, сколько работы ему предстоит! Ох, а он ведь только убрался.

+3

9

Ее коробит. Она дрожит от непонимания, она дрожит от страха. Безумие жрет ее изнутри: только щелканье пастью слышно да чавканье, фырканье. Какая сегодня богатая добыча! Не гнушась падалью, оно доедает остатки всего самого ценного, оно порочит итак исстрадавшуюся, выжженную сухую душу. Зачем, зачем ему здоровый в такие минуты? Отравлять чистый разум сложнее, дольше, да к тому же затратнее! Ну-ка, вспомни.
У тебя есть заготовка.
Свежая глина.
Рабочий материал.
Твори! Меняй его! Мни, да посильнее: она поддастся каждому движению твоих пальцев, примет любую нужную тебе форму. Поиграйся с этим: придумай что-то прекрасное, интересное, необычное, загадочное, а затем, скомкав, брось в сторону да ударь ногой посильнее. Она размажется по поверхности, но по-прежнему будет пригодна для использования.

Тело женщины неестественно выгибалось: дрожали руки, ноги, периодически из стороны в сторону поворачивалась голова. Все это соединялось в странный, местами страшный и непонятный танец, ведомый только ей. Альфа легко качалась из стороны в сторону, перед собой она видела все и одновременно ничего. Зрение смешалось между собой. Оно словно было где-то со стороны, скользя по всем присутствующим. Перед ним оказались лишь очертания, формы, оно придавало значение лишь энергии, не внешности. Кроваво-алым светом горит душа Повелительницы Пламени, Абраксмы. Она греет и манит, к ней хочется слепо тянуться. Приблизишься... Не обожжет... А по другую сторону слепила глаза удивительно-белая душа. Холодная и неприступная, контрастом выделяющаяся на фоне ранее замеченной, но не менее великая и... страшная. Ее обладателя Многоликая не знала, но ближе «разглядеть» не решилась. Она не может. Ей нельзя. Не сейчас.
Только двух присутствующих дух не видела, а только чувствовала. На фоне бесконечной темноты они не выделялись практически никак. Маледисита Кумихо сумела распознать лишь по голосу: он был не находим. Тьма поглотила его? Нет, тьма шла из него.
- Хозяин, - зашелестела женщина, поняв точное местоположение лидера Орды. И она направилась ближе к нему, медленно и неуверенно передвигая тощими ногами, словно неумелый ребенок. Она чувствовала его боль. Зачем шла вперед? Задайте ей этот вопрос, на него ответят тысячи голосов, и каждый будет твердить свое. Узнать, что произошло? Постараться помочь? Поближе притянуться к заветной и такой аппетитной, яркой, сытной энергии? Или все же самой попросить помощи? Никакого единого решения. Каждое тянется вперед самостоятельно, отказываясь слушаться.
- Но я помню... - дух вдруг остановилась на месте как вкопанная: тело опасно завалилось на бок, угрожая упасть. Она распахнула покрасневшие глаза, зрачки вытянулись в маленькие, тоненькие полоски. – Но я помню, - добавила она чуть более уверенно, и голос ее приобрел иные ноты. Искренность. - ОН мой... ОН мой!..
Что было в ее взгляде, устремленном прямо на «Сталкера»? Мольба, отчаяние и...

Женщина громко всхлипнула, упав на пол: волной ее отнесло очень легко, а сама она не смогла ничего сделать. В страхе альфа заметалась на месте: в накапливающейся в стороне энергии она не увидела ничего хорошего, только ужасную угрозу. Она пульсировала, она будто зло смеялась в стороне. Дух попробовала отползти назад, в ужасе оглядываясь и будто ища какой-то поддержки извне, но по близости не было ничего. И никого. Наверное, в те последние секунды она осознала все от начала до самого конца, память прокрутила все самые важные моменты долгой жизни.
Но рука тьмы ударила немедля, снова разбивая долго собираемый пазл. Раздался не крик, а скорее не очень громкий странный протяжный звук, отдаленно похожий на рык, но едва ли поддающийся характеристике. Он даже не вышел за пределы зала, быстро растворившись в пространстве.  Фигура корчилась на полу, отчаянно сопротивляясь настойчиво липнущей черной жидкости, Но чем больше Кумихо двигалась, тем больше она путалась и тем сложнее было освободиться. Ей это так и не удалось: жижа крепко схватила лицо, настойчиво продвигаясь дальше. Постепенно попытки сражаться сошли на нет: дух непонятным комком валялась лежала в стороне, изредка дергаясь. Сознание жгло. Его выворачивало наизнанку. Снова и снова, стирая все дочерна. Но ведь главное цепляться, главное не выпускать...

Мучения, длившиеся вечность, прекратились через несколько минут. Сгусток на полу немного изменил форму, начиная потихоньку двигаться и даже приобретать какую-то форму. Первой появилась голова: фигура собиралась практически силуэтом, не выдавая никакой формы или деталей. Затем, опираясь о пол, появились руки. Затем вытянулось остальное тело. Женщина тихо поднялась на ноги. Она открыла глаза, в темноте ярко светящиеся желтым.
«На юг» - только издала она, резко повернувшись к стоящему в стороне незнакомому мужчине, прежде чем направилась прочь в указанное место.

Отредактировано Кумихо (2016-08-21 02:33:42)

+1


Вы здесь » ENSINIUM » Северные земли » [FP] Квест «Вопрос жизни и смерти» (2.0) | 29.07.1913


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC