В Агтерию
В Бездну
В Энсиниуме сейчас июль 1913 года.
В Агтерии: на юге +22 − +24 облачно, смог, возможны грозы.
на севере +10 - +15 облачно, смог.
В Бездне: +7 − +9 уровень эфира нестабилен, алый смог, сопровождаемый редкими порывами ветра.






ENSINIUM

Объявление

Жанр: фэнтези
Система: локационно-эпизодическая
Добро пожаловать в Энсиниум - фентези-мир, где вы можете почувствовать себя в роли королевской особы, революционера, охотника на драконов или даже опасного порождения хаоса. И на этом список не заканчивается.
Вас ждут приключения, дворцовые интриги, верные друзья и заклятые враги. Ваш отыгрыш не скован рамками рейтинга, потому что у нас он 18+ Хотя, кого это когда-либо останавливало...
Запасайтесь чаем и вкусностями и погрузитесь в наш мир. Вот наша сюжетная линия для ознакомления, странник.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir Ждём ваших голосов и отзывов.
skype - guimiho;
icq- 6533913
skype - karkushz;
icq - 654613169;

В Энсиниуме сейчас июль 1913 года.
Беззаботные летние деньки омрачены бордовыми облаками и густым смогом.
08.08.2016 При неудачной работе с группой вконтакте был случайно очищен список участников. Прошу прощения, надеюсь подобных накладок больше не будет. Ваш криворукий lumen abyssorum.
05.08.2016 Игроки и администрация поздравляют Реймонда Бассета с днём Рождения! Поздравить именинника можно тут.
01.08.2016 Разыскиваем еще двух добровольцев в квест «Кровь и честь» для полноценной организации турнира.
30.07.2016 Просим игроков обновить подпись в соответствии с новым шаблоном.
29.07.2016 Наконец у Энсиниума появилась группа вконтакте.
28.07.2016 Список ролей был почищен, освободились многие акционные роли, в том числе драконы (в наличие теперь 3 свободных чешуйчатых).
27.07.2016 Спешите ознакомиться с глобальной аркой «Пророчество Гелиона»
27.07.2016 Только до 31го августа на акцию - «Семейные узы, что хуже острых терний» - действует упрощённый приём. Подробнее в теме акции.
26.07.2016 Завтра заканчивается перекличка и будет запущен глобальный квест. Также у многих игроков (кроме чешуйчатых собратьев) был обновлен инвентарь.
16.07.2016 После окончания переклички будет запущен глобальный квест. Советуем заранее определиться с убежищем и запастись припасами.
12.07.2016 Всем жителям Энсиниума просьба ознакомиться с данной темой.
11.07.2016 Игра потихоньку очухивается от долгого сна, будем чистить состав игроков, так что просьба отписаться здесь.
10.07.2016 Начало реворка боевой и локационной системы.
20.01.2015 Та самая дата.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ENSINIUM » Бертрон » Любопытный недотруп | 19.02.1913[FB]


Любопытный недотруп | 19.02.1913[FB]

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

1. Участники
Ланок, Хиссра Сульфур, Кагарон.
2. Окружающая среда (локация, дата, время, погода)
http://sh.uploads.ru/w7FVJ.png

Бертрон [Лазарет]

Небольшое, практически ничем не приметное здание на окраине Бертрона.
Раньше здесь располагалась торговая точка одного старого аптекаря, но с появлением эпидемии помещение решено было адаптировать под лазарет, куда направляют всех раненых и больных. За счёт рядом плотно стоящих зданий, в том числе и небольшой церкви, аптеку расширили примерно в три раза, что позволяет ей вмещать теперь до пятидесяти человек, не включая медицинский персонал.
Помещение плохо освещено, лишь солнечный свет, едва пробивающийся сквозь не очень чистые окна, и свечи дают хоть какой-то шанс разглядеть обстановку. Все свободные места заставлены кушетками и скамьями.


3. Событие (которое вы собираетесь отыграть)
История о том, как однажды лечили дракона.
4. Вариант боевой системы (дайсы/аргументация)
-

0

2

Пост Ланока:

<--- Озеро

Путь был долгим. Солнце, не проникающее палящими лучами в тени лесных угодий южных земель, более не прижигало чешую, хоть и было чертовски неприятно Ланоку. Он покинул лес в спешке, желая скрыться от Арканайна и не быть найденным, надеясь, что безразличие морозного ящера к альбиносу будет оправдано. Так и вышло. Уже пересекая границу южных земель белёсый продолжал оставаться в одиночестве, омрачённый лишь своей собственной компанией, что проблемой, собственно, и не являлось. Хватит ему навеянных волей ненавистной судьбы странных встреч.

Разговор о северных просторах оставил в сознании Ланока неописуемые странные и неоконченные пейзажи, которые разум просто желал собрать воедино. Ящер принял решение отправиться на север один, без какого-либо сопровождения, будучи увлечённым своим родным любопытством, которое весьма редко подгоняло альбиноса к могиле, как бывало у многих путников, хотя бы в виду того, что он не чёртов смертный человек. Ушастый был слишком бдительным и сообразительным, неприятности всегда мог предотвратить идеальный слух ещё до их возможного начала. Однако для своей же безопасности он отказался от компании морозного, сочтя его за потенциальную угрозу, ведь не встречал ранее и не знал настолько хорошо. Не знал его намерений, характера, не знал был ли это хитрый план, чтобы заманить алоглазого в какой-либо капкан. Ящер отвык кому-либо доверять, если вообще когда-либо умел это делать, что весьма сомнительно.

Он пересёк южные земли, покидая жаркие пределы. На пути к ледяным пустошам Ланоку пришлось пересекать город, возведённый на его пути. Не потому, что он являлся препятствием, а потому, что белёсым овладело любопытство и аромат смерти, крови. Ещё за несколько километров до границы Бертрона он спустился с небес на земли и чешуйчатое тело обвила красочная кроткая ураганная сфера, скрывающая за собой до самых кончиков крыльев тело дракона. При её исчезновении, после свершения заклятия, вместо древнего существа уже находился двуногий очеловеченный отпрыск, мужчина, облачённый в доспехи и вооружённый двумя биоматериальными костяными клинками. Не слишком крупное высокое тело скрывала амуниция, имитирующая драконий покров, разбавленная различными ремнями, пряжками и прочими украшающими красотами, уменьшающие вес доспехов, но незначительно убавляющие защиты. Его лицо скрывал шлем с перьевым наконечников на макушке, который дракон осмелился снять лишь однажды, углядев своё уродливое лицо, обрамлённое шрамами даже в двуногой ипопасти, что разрастались ниже, по всей шее, бокам, спине.

Это обличье практически никогда не использовалось, что явно сказывалось внешне: некоторая неловкость в движениях, потеря равновесия в походке, неясное осознание что ему нужно делать и как двигать конечностями. Первые разы он поневоле даже пытался ходить на четвереньках, за что альбиноса нарекли "пьяницей" и пытались прогнать грубой силой, на что обидчик тут же получил свой ответ. С тех пор Ланок стал наблюдать за людьми, за их повадками, но не преследовал цели учиться. Мужчина неспеша и осторожно обходил лишь окраины, не рискуя соваться на центральные улицы, чтобы, если что вдруг, он мог как можно быстрее сбежать. На его пути оказалось строение, от которого веяло кровью, спиртом, странными веществами, имеющими спиртовой привкус. Предположительно это являлось местным госпиталем. Запах крови несколько дурманил дракона, но не до потери контроля. Всё же это не являлось самым интересным здесь, да и путь его подошёл к концу. Ланок действительно уже намеревался покидать город, если бы не одно "но"...

0

3

Пост Хиссры:

< Таверна
Не сказать, что жестокость во время допроса была чем-то новым, пиратам тоже доставалось от грозной Сульфур. Поджечь заживо в целях воспитания она могла и практиковала. Но такого цветопредставления ей еще никто не устраивал. Хамелеон. Определенно, он как-то относится к ним. Только какой-то неправильный, они обычно принимают цвет окружающей среды, а этот на фоне среднестатистической серой стены, копченой, правда, драконьим огнем, но не суть, окрашивается таким гнойненько-травяным цветом с примесью кислоты. Ее, стену эту долбаную, ну никак нельзя было назвать зеленой, понимаете? А мужик стал именно таким. Может, дальтоник? Хамелеон-дальтоник? В этом есть смысл. Только вот язвить не надо, весь этот душеспасительный лад не распространяется на павлинов.
-И без заботливого калеки найду, уж будь уверен, - чужая ладонь была с хрустом сжата в районе костяшек. Нет, руки никто не ломал, просто косточки друг о друга потер, как бы показывая: до тех гребаных пор, амиго, пока ты на моем плече, каждый выпендреж будет жестоко пресекаться.
Горелый город не удивлял совсем. Может, всему виной общая температура родного мира, пробирающего до костей жара седьмого круга не хватало чертовски, может, опыт борьбы с драконами закалил мировоззрение ровно до той степени, когда воспринимаешь жертвы и пейзаж как данность, которую можно минимизировать, но не убрать. Так с чего бы спасать уже состоявшуюся жертву? Хороший вопрос, который останется без ответа. Не помешай ходу мыслей чужой шепот на ухо, она бы обязательно нашла бы решение, всегда находила, но нет. Настрой унесся куда-то туда, дальше. Какой же восхитительно хриплый голос. Наверняка это какая-то магия. Отчего сразу вспоминался драконий рев. Обыкновенно в тавернах, когда пьяные мужики любят слушать про охоту, по-детски восхищаясь от историй с драконами, у Серной нет-нет, да проскочет тоскливая усмешка вместе с фразой "Я бы отдала все, чтобы так рычать". А тут до того возбуждающий звук, что чужие костяшки вновь познали на себе боль совместной жизни. И сделано это было чисто рефлекторно. Не надо хрипло шептать грозным воительницам на ухо, когда они тащат ваше тело. Уронить ведь от неожиданности могут.
-Хиссра Сульфур, любопытный недотруп, - охотница на пиратов усмехнулась, тут спутник был легонько встряхнут. Во время встряхивания девица грозная уловила все большую слабость чужую, хотя крови, вроде бы, меньше вытекало, но молодец подозрительно бледнел и холодел, отчего вся из себя заботливая фурия начала все больше увеличивать скорость собственной кровушки, постепенно нагреваясь, серьезно, когда уже за все ее старания ее причислят к лику святых? И пока несправедливость в мире остается, дракона в человеческом теле - для мадам козы же представителя непонятной расы хамелеонов-дальтоников - покрепче стали придерживать, стараясь хоть как-то помочь продержаться до помощи, - глаза не закрываем, на свет в конце тоннеля не идем, ногами двигаем. Давай, дорогой, не холодей, в лазарете горячие медсестры.
Во всяком случае, так предполагалось. Почему-то многие знакомые мужчины с того же Зодиака любили проводить вечера (и ночи) у медсестричек. Так что, согласно полученному жизненному опыту, наиболее развитая сексуальная фантазия связана с лечением себя-любимого красавицей-распутницей в халатике. Ну, да, в этом что-то есть, трудно отказать в справедливости. Но все это быстро опроверглось тем, что встречала их не представительница прекрасного пола у места назначения. Ну, или слабого. Говоря о подобных эпитетах, Коммандор слабо вписывалась в оба понятия описания женского пола, была сильной, а единственный глаз и куча шрамов лишали любой возможности назвать себя красоткой. У лазаретовых дверей встречен был мужичелло, опять же, не пышногрудая докторица. Сплошные мужики в Бертроне, просто город женихов, а не военный центр удержания разрывов. Высокий, совсем как жертва чьей-то, ну, вообще-то собственной, ярости, не суть, менее плечистый, отчего-то невероятно светлый. Таким показался, во всяком случае.
-Ты из местных работников? У меня жертва дракона нуждается во врачебном вмешательстве, - Сульфур сипло фыркнула, покрепче придерживая щетинистую ношу. Оставалось надеяться на чудо. Ну, что первый попавшийся человек и правда будет способен помочь с ранениями. В таких случаях обычно молятся, но демоны этому как-то не особо обучены, селяви.- И если с ящером я разобраться могу, то с кровотечениями не все так просто.

0

4

Пост Кагарона:

<<< Таверна

К моменту прибытия в лазарет Кагарон обмяк окончательно. Вроде как и видно было, что вокруг происходит, но мозг отказывался распознавать визуальную информацию как она есть, та же проблема постигла и слух, всё доносилось как будто через вату или толщу воды. Материальными оставались лишь проскальзывающие в сознании шорохи, да ещё твердый наплечник Хиссры под рукой, и её затянутая в перчатку ладонь, перекатывающая драконьи костяшки. Последнее было бы пожалуй… неприятно, не будь Кагарон столь поглощён тем, чтобы переставлять ноги и не падать, и сам факт пребывания в облике человечьем ни малейшего удовольствия не приносил. Уязвимость, слабость, и крови гораздо меньше, чем в родном виде. Куда только всё девается при превращении. В одежду, в щетину, в способность не выглядеть более подгнившим, чем ты есть на самом деле?
Запах мокрого жжёного дерева и немытых людских тел, наводняющий улицы (и с некоторого момента – серный запах, окутывающий саму Хиссру, что иным могло бы придтись не по душе, но только не огнедышащему ящеру, который, впав в прострацию на последнем отрезке пути, тайком нюхал её шею остаток дороги), сменился запахами другого рода: медикаменты и мази, старые перевязки и хлорная вонь от всевозможных чистящих средств. Лазарет был набит под завязку. Кагарон даже нашёл в себе силы приоткрыть глаза, блеснув тёмно-фиолетовым огоньком из-под век, дабы самому увидеть масштабы, причинённые его нашествием самолично. Для очередной «жертвы дракона», кою он поневоле изображал, места здесь было немного. В воротах же встречал некий персонаж, в котором Кагарон мигом распознал подобного себе, и если тот будет столь же прозорлив… будем надеяться на немножко солидарности, стайный инстинкт, вот это всё. Имени же его дракон не смог припомнить – может и вовсе незнакомы были, мало ли драконов в мире. Оба могли прожить свою тысячу лет, и друг с другом не столкнуться, ведь мир велик, а гигантские ящеры – существа некомпанейские совершенно.
Вместо приветствия и благодарности Кагарон повис на Хиссре, потому что она была тёплой, даже горячей – и даром что с точки зрения человеческого восприятия на красотку не тянула, Кагарон к людскому роду и не относится, зато сам факт спасения (или попытки), пусть и по незнанию, вызывал в душе что-то возвышенное.
Вызвал бы, вернее сказать, не будь дракон сейчас столь сосредоточен на попытке регенерировать. Хаос в этом плане помощником был хреновым до невозможности – микроскопические пурпурные искры латают мышцы и сшивают кожу, извольте видеть. Толку ноль. Так что Кагарон продолжал холодеть, в этом отношении сохраняя полную стабильность.

0

5

Пост Ланока:

С каждой секундой, проведённой здесь, запах крови и медикаментов усиливался, особенно перебивал любое восприятие первый, на удивление окутывающий сознание всё сильнее и сильнее. Странно, очень странно, но объяснение тому нашлось быстро: в главных воротах, недалеко от которых стоял Ланок и держался одной рукой за близстоящую колонну дабы не рухнуть, показались люди. Запахи были восприняты моментально, позволяя мужчине распознать в фигурах явно не людей, но имеющих подобающие двуногие облики. Запахи были незнакомы альбиносу в виду того, что не встречал он давеча демонических представителей, поэтому анализ выдал ему лишь половые принадлежности. Женщина сразу же обратилась, очевидно, к бурерождённому, держа на своём плече раненого товарища(?). К заданному вопросу ветряной сперва отнёсся скептично, не поддерживая мнения воительницы о похожести Ланока на работника данного лазарета, однако только заслышав такое определение, как "жертва дракона", мужчина переменился в лице, правда того даже не было и видно. Кто же итз сородичей додумался напасть на город? Что его сподвигло на это? Сколько же вопросов моментально возникло в голове древнего существа и он явно хотел знать ответы. Уж слишком много информации навалилось на его голову о сородичах с момента пробуждения, словно сама судьба толкает Ланока к себеподобным, подстрекает узнавать больше, а он и вовсе не хотел. Нелюбовь к крылатым продолжала охватывать разум, хоть и те до момента спячки постепенно прекращали выказывать свою ненависть и издевательское отношение к белёсому, просто потому что он начал скалить зубы и больше не боялся рвать плоть обидчиков.

Но, в отличии от своих собратьев, люди и прочие представители рас (вроде бы) не сделали ничего плохого для альбиноса. И ничего хорошего. Поэтому мужчина несколько колеблется в своём решении и ответе на предоставленную просьбу. Толчком стал, пожалуй, факт того, что этот человек - хотя таковым он и не пах вовсе - был жертвой своих собратьев, и подобная помощь не откликнется ничем тягомотным, например самопожертвованием, как в пылу битвы. Мужчина моргнул и осторожно кивнул, из-за чего перья на его шлеме зашуршали, мнимо озвучивая свой положительный ответ. Однако стоило алоглазому только подойти буквально на расстояние вытянутых рук, как тут же остановился, замер, стоило странных звуках заливаться в уши. Дыхание, течение крови, работа мышц, всё не то, совершенно различно и так похоже на его собственное в данной ипопасти. Сверкнувшие фиолетовым блеском глаза мужчины дают, пожалуй, последнюю наводку, воспламеняя воспоминания из страшного прошлого Ланока. Он узнал этот взгляд. Понял, что это не человек, не демон и никто из двуногих смертных, а слуху своему он доверял. Существо перед ним никто иной, как дракон с громким именем Кагарон. О да, трудно было не узнать сородича, когда тот вписывался в ряды основных обидчиков белёсого дракона. Алоглазого мужчину сперва охватывает неприязнь и желание помочь исчезает мгновенно, но разум так же быстро бьёт тревогу, хватая оба чувства за шкирку. Бурерождённый так же быстро делает шаг, как и остановился ранее, проходясь руками, скрытыми металлическими когтистыми перчатками, по плечам очеловеченого тела Кагарона, невзначай переходя к его шее, останавливая руки так, словно через мгновение соберётся душить "жертву дракона", глядя на того своими налитыми кровью глазами. В следующую секунду Ланок ловко подстраивается под свободную руку сородича, перекидывая ту на своё плечо, полностью копируя действия демонической женщины рядом с ним. Он видел, что так делают люди, оказывая поддержку раненому. Стоило попробовать. Альбинос понимал, что своим поведением может подставить не столько обращённого в двуногого сородича, сколько самого себя и навлечь опасность. Не было никакой солидарности и ничего подобного, в виду того, что таковой никто не испытывал к Ланоку. Просто так он прикрыл свою собственную шкуру. Его ненависть перешла на второй план, которую пыталось сдержать осознание данной ситуации. Правда бурерождённый не понимал, жертвой какого дракона стал Кагарон, когда чёрный собрат был крупнее и сильнее остальных.

- Помогу чем смогу, - говорит мужчина сквозь свой шлем, глядя на женщину слева от него. Благодаря надетой броне эффект его рассинхронного эхо голоса можно было замаскировать под вибрацию отдающегося от металла звука. - Лазарет переполнен людьми, лекарям будет некогда заниматься... этим, - не будучи уверенным как назвать Кагарона более нейтрально, он ограничился таким вот обращением.

Когда Ланок начал совершать свои шаги, он, как можно незаметнее, подхватил тело сородича потоком ветра, дабы нести того было легче. Странные шумы, исходящие из нутра тела дракона, практические оглушающе неприятные, не давали альбиносу покоя.

0

6

Пост Хиссры:

Когда к чужой шее потянулись руки, Серная заметно напряглась, чуть сгибая ноги в коленях и готовясь к резкому рывку. Если понадобилось бы, она протаранила бы чужое тело могучими рогами и крепким лбом, переход из ипостаси в ипостась происходил мгновенно, без театральных взмахов руками и демонстративным воспламенением, только суровые секунды, только хардкор. Но тут Блестяхин словно передумал. Может, из этих? Ну, которые гладят мужикам шеи. Виноград и перья. Вечно обдолбятся скверной Хаоса - и ябут друг друга в задницы, молодежь. Ровно до тех пор, ну, или чуть дольше, смотря по ситуёвине, пока Сверкунчик располагал возможностью помочь, вон, даже под плечо ноше встал с другой стороны, он точно жил бы. Помогать - правильно, а вот набрасываться нехорошо.
-Как скажешь, Док, только поставь это тело на ноги, - Хисси бы пожала плечами, да вот только это потревожило бы драгоценную ношу и вызвало бы у оной лишнее кровотечение, чего не хотелось совершенно. Нет уж, эта каланча будет жить, даже если ради этого придется снести голову всем. Откуда такая решительность - неизвестно. Совпадение? Не думаю! Вероятно, всему виной инстинкт сохранения окружающих. И пусть такого нет, но демоны - ребята странные. Хотя легче все списать на то, что в драконьем огне уже погибли многие. Тогда, в прошлом. Когда раса, вскармливаемая этим необычным миром, падала на косу Госпожи Смерти, верной подруги и любви старика Мертвого Бассейна, из-за тягот гражданской войны. Тогда драконов было много. Тогда же их стало гораздо меньше. Сульфур в те времена очень старалась сделать мир чище и лучше. То есть лишенным бесконтрольной силы драконов. Всадников и их ящеров, разумеется, смысла убивать не было. Тогда и без этого было тяжко. Еще одна жертва в отголосок тем? Нет, спасибо, и без этой дряни паршиво. И тут рогатая голова словно разбила лампочку осознания своими рогами, осколки, наверняка они, заставили нахмуриться. Вот что ей это все напоминало. Предыдущую резню. Тогда, давно, когда крылатые трупы родных этому миру гуманоидов можно было выстраивать в замки. Нужно ли бить тревогу, напоминая всех тех безумцев в каждом городе, которые обещают скорый конец света? Обычно на них надета бочка. Или вовсе ничего нет. Так вот, Хиссра не особо волновалась об общественном мнении, но и выводов поспешных делать не любила, а потому для себя просто отметила галочкой пункт плана "Во время покупки серы спросить Воробья". Он не был компетентен в вопросах тысячелетней давности, но многое видел и многое слышал, наверняка знающие личности ему попадались по дороге.
На входе в лазарет в нос сильнее ударил запах спирта, который зачастую сопровождал гномов, что, впрочем, не смущало абсолютно: общество алкашей в принципе не смущает любителей посидеть в кабаке. Другое дело, что в кабаке не пахнет паленой плотью и не кричат люди. Хотя последнее и бывает, но обычно это не крики дикой боли и не предсмертные хрипы. Кушетки и скамейки были заняты жертвами дракона - и их было много. Со скамьи одной как раз стаскивали остроухого мальчишку с обгоревшими ногами. Сульфур знала такие ожоги, сама частенько оставляла так автографы разбойникам. Сопляка потащили ампутировать ноги, что-то внутри подсказывало, что мальчик не жилец. Как ни странно, это не столько разводило сопереживание, душевную хандру и прочие сопли, сколько разжигало желание таки свернуть дракону шею и искупаться в его крови. Природу надо укрощать. А люди. Ну, всегда все умирают, нет? Вот и ребенок может, нормально, что естественно, то не сверхъестественно, как говаривала одна знакомая барышня. Зато освободил место, к которому с резвостью быка на красную тряпку рванула рогатая леди, от закипающей жажды крови пускающая носом дымок. Окровавленное тело было уложено на скамью, а так как в дальнейшем Хисс попросту не шарила, то и представила все в руки столь удачно, ах, какое совпадение, подернувшегося врача в латах. Очень любопытно, но чем черт не шутит. Хм. Врач. А ведь можно сделать доброе дело и помочь одним ребятам-сорванцам.
-Вообще, Док, если есть время, сгоняй-ка в Виндхафен. Слушок прошел, что какой-то умник решил наложить руки или на себя, или на тайник Скалозуба, - Сульфур хрипло фыркнула, - и если я что-то знаю об этой твари, то врач на судне понадобится.
Другое дело, что рогатая леди не знала подробностей, слышала только краем уха перед телепортацией, так что ни названия корабля, ни имени героя-капитана не слышала. Сейчас же это заставило козу нахмуриться и почесать местечко, где в облике истинном начинались рога. Нет, а вдруг пираты, помогать врагу - это же дикость. И уж тем более помогать Флинту, если в помощь не входит предпосылка заменить мерзкому отпрыску ящерицы и человека не один зуб на золотой, а сразу все путем выбивания родных клыков. Мерзкая тварь наверняка еще помнила вкус драконоборческого кулака. Правда, драконид тогда ей чуть рога не выдрал, вот до какой степени силен был черт, но факт остается фактом: с пиратами нужно аккуратнее. "Предупредить Блестяхина? Ну, он же неплохой, раненым помогает", - такими нехитрыми умозаключениями фурия подтолкнула себя к не слишком пацифистскому продолжению выдачи информации.
-Но если вдруг там будут пираты - забудь мои слова. Морские крысы должны подыхать или в виселице, или в пасти, - дьявольская женщина раздраженно повела бровью, как бы показывая, что всем пиратам она устроит холокост, вот такая добрая барышня, хочет согреть мир. Как можно смотреть в полные надежды глаза пирата - и не выколоть их? Как можно наблюдать за горечью потери морского разбойника, видящего рога, украшенные телами юных юнг, и не захохотать? Отрезать ровно половину, а после оторванную голову вернуть обратно на плечи, а еще лучше - половину тела насадить на древко секиры этакой куклой - и в ближайшем сиротском приюте показать театрализованное представление, взращивающее в маленьких личинках боязнь быть пиратами. Ну, вы знаете, это воспитание потомства.
-Что скажешь, Док? Будет жить человек-фонарь? Или для этого ему надо отрубить ногу? Я могу, - демонесса хрипло всхохотнула, отчего доспех мрачно залязгал. Как уже можно было заметить, у нее было замечательное настроение, все из-за запаха драконьей крови и близости ящерицы к смерти. Эта встреча в принципе уперто распяла на седьмом небе обыкновенно "никакое" настроение, ближе стоящее не к болтовне, а к мордобою. Сейчас же иисусовы, не забываем о богохульстве, фурии все такие, религии знать не знают - и не принимают, кучеряшки непостоянства и женской истерии - с прилагающимся разбиванием чужих черепов - болтались спокойненько, в чем-то даже умиротворенно. В смысле, никаких потуг грозная убийца реликтовых ящеров не делала к началу откровенного разрушения, излучала мир, покой и любовь к ближнему, даже остывать начала.

0

7

Пост Кагарона:

Ситуация становилась всё более сюрреалистической – а может так только казалось ввиду очевидной кровопотери, следствием которой стала общая заторможенность. От встречи в переулке до прибытия на твёрдую лавку в общем приёмном покое, кажется, прошёл целый век, что Кагарон и отметил краешком сознания, как и то, что крылатый собрат бодро подключился к эвакуации бренного тела. Ладно, крыльев нет, но их всё равно видно, как и в самом Кагароне почти наверняка распознали дракона. Мозг работал с трудом, пока ящер отвлечённо перебирал знакомые имена и отбрасывал одно за другим, потому что дружественных ему сородичей в этом мире было не так уж и много, и ещё меньше – тех, кто мог принять облик рыцаря в сияющих доспехах (в пику самому Кагарону, который предпочитал чёрные латы). Мешал шорох Хаоса, сопровождающий всякую мысль, а ещё было одновременно холодно и душно. Здесь дракон казался определённо на своём месте – бледный, липкий, даже черты лица несколько заострились. Но и смирно лежать в ожидании непонятно чего было неинтересно, особенно в присутствии неустановленного собрата. Драконы – существа непоседливые, да и сам он не какой-то дурацкий хуманс, который давно бы уже копыта откинул. Немного помогала скверна, потихоньку починявшая тело своего носителя, так что Кагарон не без труда и скрипа зубов, но принял полулежачее положение, из которого затем переместился в сидячее, но весь обвис притом – держать спину прямой казалось чем-то фантастически невыполнимым.
Голос-то ещё какой знакомый у этого доктора в доспехе.
С этой точки открывался некоторый более подробный вид, прежде всего на саму Хиссру, а в основном на узкие бёдра, затянутые в чёрную кожу, и зрелище было столь увлекающим, что в созерцании Кагарон провёл ещё некоторое время, после чего вынужденно отвлёкся на доспешного собрата, только ты поди узнай, кто там под доспешком. Шлем бы снял, что ли – чем только жив. Здесь, в ауре запахов крови, палёной кости и взвеси спиртовых испарений вперемешку с лекарственными, дышать было довольно-таки непросто.
- Значит, ты за лекаря? – захрипел Кагарон, вглядываясь в темнеющие глазные прорези на белом шлеме. Непослушными пальцами подёргал фибулу с пурпурным камешком, которая удерживала на плечах мохнатую накидку и та, колом стоящая от высохшей на ней крови, упала куда-то за спину. Поскольку личность доспешного лекаря пока не была определена, прикосновения к царственному телу следовало бы свести к минимальному минимуму, по крайней мере стащить с себя верхнюю одежду он ещё был в состоянии. И даже старался не терять бдительности, насколько это вообще возможно при общем состоянии и окружающем гуле – как физическом, так и в собственном мозгу засевшем. От последнего, впрочем, хоть был какой-то толк. Почти что никакой.
С успехом он избавился и от тонкой куртки, которую расцветили бурые пятна как спереди, так и сзади, после чего характер повреждений стал несколько более понятен, особенно кусок копья, горбом торчащий из груди и натянувший тонкую рубашечную ткань. Последняя же заскорузла совершенно. Без особенного энтузиазма подёргав шнуровку на вороте, Кагарон поморщился – промокшая ткань прилипла к ранам и тянуть было исключительно неприятно.
- Нож есть?
У него были клыки и когти, и огонь, но ножа не было. И хотя дракон обращался вроде как ко всем присутствующим одновременно, косился он всё же на Хиссру – у неё наверняка есть нож. И не только.
- Режь, - и Кагарон выразительно подёргал собственный воротник.
Произношение всякого слова представлялось трудноразрешимой задачей, движение рукой – той, что была подальше от копейного наконечника, требовала напряжения всех душевных сил. Обнажить торс – вот где нет проблемы, только отклеивание от себя одежды требовало опять-таки мучительной мобилизации собственных ресурсов. Так что только резать. Желательно – не горло.

0

8

Пост Ланока:

Стоило ли Ланоку, услышав характерное обращение, поправить воительницу? Что он вовсе не доктор и в ранах людей навряд ли разберётся? Что бы это породило в итоге? Неловкую ситуацию и непринятие какой-либо помощи, потеря назревшего внимания, а так же невозможность наблюдать за своим сородичем. К лучшему ли это? Нет, определённо нет. Альбиносу не было дела до Кагарона, пока неожиданное заявление о "жертве" не было произнесено. Возможно кто-то взбунтовался против самого крупного ящера в Энсиниуме. Возможно чёрный нарвался сам, не сумев доказать своей силы. А возможно всё это глупая игра одного актёра, и чтобы не умереть в своём драконьем обличье он перекинулся в двуногого, дабы найти помощь. Иначе зачем этой женщине, которая ране обмолвилась, что не прочь разораться с крылатыми созданиями, помогать представителю оных? Чёртов ящер.

Они донесли несчастливца до лазарета, в котором то и дело носились что ни на есть настоящие врачи. Завидев очередного раненого им только и оставалось что глубоко и отчаянно вздохнуть, понимания, что работы только прибавилось. Пожалуй, жизнь очеловеченных созданий была только приоткрыта интересу альбиноса, но даже её он бы изучал с большим удовольствием, чем драконью. Стоит отдать должное сородичам, искривившим мировоззрение юного крылатого и сделавшего из него не умнейшего представителя древнейшем расы, а безынтересного дикаря. Вместе с воительницей они усадили Кагарона на освободившуюся лавку от какого-то остроухого с обгоревшими ногами.

- Не совсем, - неоднозначно ответил Ланок на вопрос раненого мужчины. Пристальный взгляд собрата он принимал и не отводил своих глаз от какого-либо разглядывания. Алоглазый сомневался, что некогда нарекаемый обидчик сможет узнать в существе в доспехах перед ним такую пиявку как Бурерождённого.

Альбинос был как призрак прошлого. Все драконы помнили его только тогда, когда нужно размять свой острый язык или челюсти. Добрым словом навряд ли кто-то хоть раз нарекал где-то за спиной, не то, что в присутствии. Он был удивлён, что остался в памяти морозного дракона Арканайна. Так и остались тайной его побуждения и предложение слетать на северные земли, ибо белёсый до чёртиков подозрителен.

Сородич в этот момент поспешил расстегнуть свою меховую мантию, от чего та послушно рухнула куда-то за спину. Алому взору открылось натуральное кровавое полотно с изображением повреждений. Наконечник копья предательски торчал из мужской груди, заливая кровью переплетающуюся обрезками рубаху. Она едва успела высохнуть, жидкость покидала тело своего хозяина не так быстро, как, очевидно, ранее. Длительное созерцание ранения позволило Ланоку сосредоточиться на той, из-за чего странный шум, исходящий из тела Кагарона - сильнее из открытой раны - лишь усилился и забивал голову дракона неприятными звуками. Исключительный слух улавливал множество звуком за стенами, крики людей, эльфов, течение их крови, биение сердец. Он не слышал, что говорила ему женщина-воин, едва разбирал отдельные слова, не сумев воссоединить их в смысловое предложение, лишь что-то о Виндхафене, враче на судне и том, что кто-то должен подохнуть. Или, наоборот, не подохнуть. Обилие звуков выбивали из сознания весь здравый смысл, из-за чего альбинос даже попытался закрыть свои уши, но лишь встретился с метало-чешуйчатым шлемом. Однако звон от удара частей доспехов как-то разом вернули мужчину в сознание. Он неприятно зажмурился, вжимая голову в плечи, а затем встрепенулся, отгоняя все лишние шумы. Ситуация белёсого удивила, ведь он способен будто сортировать всё услышанное - именно это позволяло ему исключать псионические воздействия - но что произошло сейчас? Вину тому странные шумовые помехи, похожие на нечто стрекочущее и слизкое одновременно, исходящие из тела чёрного дракона. Альбинос с какой-то ненавистью, но растерянностью взглянул на сородича. Что.это.было?

- Жить? - переспрашивает алоглазый женщину, взглянув на ту. - Часто ты видишь на улицах двуногих, прохлаждающихся с торчащей пикой из тела? - кивая в сторону раненого, рассинхронным басом спрашивает он. В голосе не было раздражения или иронии. Лишь спокойствие.

Белёсый сомневался, что наконечник так просто можно вытащить, ведь тогда они могут повредить артерии, из которых хлынет кровь с новой силой. Нет, Ланок бы, конечно, прославился, что ему удалось убить великого Кагарона в попытке спасти того, но а нужно ли ему было это в действительности? Альбинос не преследовал цели убивать сородичей, в принципе ровно так же, как и помогать. А может мир действительно меняется? И крылатые собратья уже не так сильно жаждут вытирать лапы об алоглазого? Но Кагарон, один из агрессивнейших, наравне с Труной, ящеров... звучит сомнительно. Пожалуй, даже если Бурерождённый сейчас поможет ему не отбросить копыта, чёрный дракон не запомнит этого и не примет во внимание. Так думал мужчина, подкрепляя свои мысли воспоминаниями и обидами прошлого.

Неожиданно Кагарон спросил о ноже, а затем попросил разрезать его одежду. Это было хорошим ходом, тогда он сможет получше рассмотреть его раны, а не сквозь ненужную ткань. И пусть сородич глядел на женщину, альбинос встрепенулся первым. Сперва он схватился за ручку одного из своих мечей, что блеснули на свету по изогнутому лезвию. Форма его в точности копировала очертания бивней в истиной ипопасти дракона, даже острые раздвоенные кончики присутствовали. Но затем он помедлил и взглянул на воительницу, протягивая к той когтистую ладонь, облачённую в перчатку.

- Я займусь. Но мне нужно, чтобы ты принесла что-то, что сможет помочь его крови остановиться, свернуться, - алые глаза, глядящие сперва на такую же обладательницу цвета очей, переместили свой взор на одну из дверей по коридору далее. Слух помогал ему ориентироваться. Он слышал, о чём разговаривали лекари за стеной, слышал, что они используют какие-то лекарства, переставляют их. Пытался рисовать в сознании формы склянок, принадлежностей, интерьера. - В одной из комнат должны быть... - задумался на секунду Ланок, вновь пытаясь всё это вообразить. Жидкость бежит ровно, затем чуть наверх, вновь вниз, обрисовывая форму угла в концу, - квадратные сосуды, с треугольным горлом. Да, точно, они. Ненужные тряпки. И что-то, чем перевязать, - не уверенный, как правильно обозвать данный полупрозрачный предмет, он просто дал указание. И лучше бы та поспешила.

Ланок принял небольшой металлический предмет и тут же уселся на одно колено перед сородичем. Его одолевали сомнения, что воительница, жаждущая и умеющая рубить, как говорила ранее, сделает всё аккуратно. Хотя, чем он то лучше? Говорить сейчас что-то о моральных принципах не было смысла, о том, что жест унизителен тоже, хотя вовсе таковым не являлся в данной ситуации. Доспехи его глухо прозвенели, поскольку не были сотканы из чистого металла, да и облачали на всё тело, разбавляя кожаными ремнями и плотными тканями. Когтистые пальцы едва поддели воротник раненого, отлепляя рубаху с засохшей прилипшей кровью от кожи, начина водить острым лезвием ножа по одежде, разрезая ту. Главное не забыть быть аккуратнее в месте с наконечником, дабы не свернуть тот и не разрезать ткани внутри тела Кагарона.

0

9

Пост Хиссры:

Вообще, если смоделировать такую ситуацию, что Ланок узнал бы, что против крупнейшего ящера Энсиниума взбунтовалась его же спасительница, и не сказать, что это был бунт, скорее целенаправленный геноцид, то реакция наверняка была бы занимательной. Ох, уж эти бабы, то бьют, то лечат, то калечат, одни беды с ними. Еще забавнее было бы, если бы сама Серная узнала, что в конкретную минуту количество драконов в метровом радиусе - живых драконов - непозволительно велико. Но удача улыбалась сегодня племени зубастых да крылатых ящеров, их убийца не знала, что в толпе бесполезных мешков плоти могут прятаться чешуйчатые ужасы древности. Именно поэтому чужую помощь она воспринимала вполне благосклонно, пусть и была в состоянии, так уж вышло, что женщиной она была дьявольски сильной, донести его и одна. Вообще, удобнее было бы нести драгоценную ношу на руках, вот серьезно, ну, или на плечо взвалить, но вместо этого эта прекрасная и чуткая барышня, полная шрамов, серы и ярости, позволила возможно умирающему до последнего вздоха чувствовать себя мужчиной, радуйся, самец, твое чсв не унизят сегодня. И славно, что его последний вздох могли отложить лет на дцать. Или не могли, как сложится. Мужики между собой что-то там проболтали коротко, наверняка обсуждали одежду или сумочки, мужики - они такие, вечно говорят о всякой чуши, но отчего-то показалось, что они признали друг друга. Тайное общество? Пес с ними, знаю и знают. Тем лучше, на самом деле, знакомых больше спасти хочется, так, во всяком случае, казалось. Пока человека-дырку осматривали, пиратоненавистница внимательно оглядывалась, щуря единственное целое красное око. Заприметила ножик аккуратный на подоконнике, отошла от скамьи, взяла, ну, коль лежит, то можно посмотреть, клептоманией это еще не назовешь, так, всего-то страсть зрелого воина к оружию. Сама-то мелкое оружие не носила: не по специализации. Да и не по интересу. Повертела в пальцах, прикидывая вес и баланс, хороший был нож, одинаково удобный и для метания, и для удара в толпе, когда лезвие вбивают под ребра по самую рукоятку. Вороненая сталь, искусно выкованный переход в рукоять, восхитительная резьба. Металл был прохладным - и, что любопытно, не нагревался совершенно, хотя от касания до рук Серной свою температуру повышало все, хоть яичницу на ней делай. Находка была убрана за пояс, мягко лязгнув о секирушку родимую. Когда же рогатая подошла к своей законной территории, увидела, что страдалец начал раздеваться - и вот уж что могла увидеть девка кровожданая, так это перекатывающиеся мышцы под тканью. Дьявольски возбуждающее зрелище. Так еще и резать предложил. Нож. Все отчего-то решили смотреть на мрачную любительницу серы в этот момент. И пришлось найденный трофей отдать врачу. Странный он, конечно, снял бы доспехи - без них же обзор будет лучше, это лешему понятно. Но он, может, в них травы держит. Как-то бывала Хисс в мирочке, так там доктора натягивали маски с длинными носами, в которые забивались травы. Весело, конечно, только таким клювом можно глаз выколоть. Лечили в то время гораздо лучше: сжигали. Может, предложить?
-При мне чаще с секирой в черепе прохлаждаются, - рогатая бестия хрипло фыркнула, неопределенно поводя плечами. Ну, всего лишь констатировала факт. Пики не любила, слишком тонкие и вообще фу. Но при должной силе ударить можно хорошенько. Чужой голос отвлек от мыслей и заставил одернуть себя. Действительно, время пройтись, ведь почти корни пустила, пока стояла, еще немного - и повторила бы подвиг нимфы Дафны: превратилась бы в лавровое дерево. Выслушав указания, уж это опытные воины делать умеют, козлиная морда буркнула что-то явно утвердительное, мол, приказ принят, и спешно, до того спешно, что люди разбегались, направилась к двери ближайшей, за которой, как казалось чуйке, были нужные вещи, но нет, палата. Следующая комната - очередной провал. А вот третья дверь оказалась закрытой. И это Сульфур не устраивало дичайше. Тряхнув головой, барышня по-молодецки рявкнула и резким ударом ноги помогла двери с грохотом открыться, шандрахнув по стене до полета щепок. И пока местные доктора оправлялись от резкого звука, явно их оглушившего на короткий промежуток времени, и подобной наглости, Серная успела найти какой-то левый плащ белый - ну, и с треском разодрала его на лоскутки, мысленно ставя галочку напротив пункта "тряпки". На входе фляжки? Меньше двигаться, именно поэтому сначала в дальний угол рванула бесовская баба: на обратном пути коль захватит еще один предмет из списка, меньше времени на дорогу потратит. Тут вот только врачи, аж два, таки очнулись и начали верещать что-то вроде "да что происходит", "да кто вы такая", "да то вы себе позволяете".
-Молчать, хлюпики, - демонесса раздраженно ударила ладонью по столу, едва дыбом не поднимая волосы, - я прогоняю из вашей захиревшей дыры дракона - и видит Сатанаил, я буду и раненым вашем помогать, пока вы, педики, сосетесь за закрытыми дверями. А теперь не мешайтесь, петушня, - и с очередным рыком стол был резко подвинут вперед. Плевать, чем на самом деле они занимались. Бесят? Бесят. Ну, и все. На поверхности стола от этого "все" остался один след от ладони, толкавшей стол - след обуглившийся. Когда фурии злятся, они показывают это всем телом, особенно умные могут назвать это "языком тела" и попробовать пикапить. Без зубов останутся. Угадай, мол, что об этом думаем я - и моя туша.
Доктор, видимо, местный - а как еще объяснить то, что он так точно описал склянку с какой-то жидкостью? Взяв две бутылочки, подходящие под описание "квадратная колба-треугольное горло", Сульфур ломанулась к выходу, привычно широкими шагами едва ли не добегая до "своих". Секира приятно грела спину, народ приятно расступался, испуганно разглядывая, что тоже было приятно - день прекрасный, сейчас все начнут петь и танцевать. На руках было все добро, совершенно добровольно отданное врачами, если бы их принуждали, они бы сопротивлялись или хотя бы упрекнули в воровстве, а тут все честно, их работу выполняет кто-то другой - кто-то другой берет все необходимое. И отдает знатокам - в нашем случае врачу в сияющих доспехах. Наверняка принц какой-то в бегах. А коня или потерял, или украли. Зато лечить умеет, вай молодец, джигит! Хрустнув шеей, охотница на пиратов-и-все-что-движется-включая-безносых-волшебников вновь поглядела на чужое тело, прошлась глазами по обнаженному торсу, покрытому шрамами - и никак не могла оторваться от какой-то сверлящей грудную клетку, была бы Хисс чуть менее адской, назвала бы это место "душой", мысли. Что-то тут было не так, но что? Она видела тела тысячи раз, такие притягательные - в разы меньше, так почему ей неприятно? Обычно разрушительница попросту отбрасывала подобные размышления, оставляя их до ближайшей таверны, на хмельную голову проще находить в себе силы принять то, что стоит попросту наплевать. Но в какой-то момент в голове что-то переклинило, звякнуло - и знаете, так бывает, вспоминаешь чужие слова.
Многие ли прохлаждаются с пиками в груди? Обитательница далекого седьмого круга тащила его не минуту, не пять, он был живой все это время, до этого он шел с людьми. Новый знакомый незнакомец уже был проткнут, при ней ведь его не пронзили. Ему не помогали, значит, о ранении не знали, значит, ранен был не в толпе. Люди столько не живут. Шерлок, продолжайте, Шерлок, вырисывавается какое-то дерьмо собаки Баскервилей. Ах, так это овсянка? Сейчас он умудрялся говорить. Изыски расы? А как объяснить глаза? Драконьи тоже ведь светились? Отчего-то Коммандор, морду ящера особо не заставшая, помнила именно сияние фиолетового пламени везде, включая глазницы. У зверюги были проблемы до ее прихода, не считая алкоголика? "Дракон двигался скованно, не мог нормально повернуться, грудная клетка была проткнута. Не пикой ли?" - женщина многих веков опасно сузила глаз, но не заметить резко ставшего горизонтальным, совсем козьим, зрачка было трудно. И сверлила она взглядом калеку, сжимая ладонь в кулак с отчетливо слышимым хрустом. Умеют драконы мимикрировать под людей? Безумие, но все почему-то говорило о справедливости этой дикой теории. Эти повреждения трудно было не узнать, если бы салагу жевал дракон - он бы сдох, у него бы болталась рука на паре ниточек мышц, можно было бы отследить следы челюсти. Или он бы обгорел. Как местные. У этого же сукиного сына было все исполосовано явно не драконьей пастью. Когти? Он, дракон гребаный, ими бы проткнул, да и на накидке и рубашке не было порезов, характерных для драконьей пасти. Успел переодеться, умник? Да черта с два. Такой удар не нанесут когти, видно же - били сверху, видно же, удар не скользящий, дракон бы сделал из человека таким ударом шашлычок. А этот еще ходит. Еще говорит. Шакала отродье, да ему же голову сейчас надо снести. Хиссра не относилась к тому типу нелюдей, которые много раздумывают, но тут она решила повременить. Впрочем, запугивание она не отменила: с мрачным и определенно угрожающим лязгом секира массивная уперлась лезвием в пол, оставив парочку дымящихся и покрывшихся сажей и копотью вмятин. Весь вид говорил: только дай повод еще сильнее усомниться в необходимости сохранения жизнедеятельности твоей тушки, мудак, и коптить будут твою голову, а не пол. Что заставило ее прерваться? На деле - какой-то странный шум в голове. Вояки внимательно относятся к тому, что происходит с их телом, а влияние любой темной материи демон ощутит - такова его сущность. И эти шумы, соблазнительные, обволакивающие, манящие, буквально меняли направление агрессии: было стойкое ощущение, что если шипение хорошенько постарается, а доктор воспользуется своим оружием, коза самолично открутит ему голову. Или это ей так тело мужское понравилось? Спорный вопрос, но стоит признать, что смотрела девка именно на него - и сопела, широко расправляя крылья ноздрей, периодически ставя то одну ногу на секиру, то другую. На сильное тело приятно смотреть, что поделать, где-то на задворках сознания она уже жалела, что дала этот дурацкий нож, могла бы сама разорвать рубашку. За этим, конечно, не пошло бы лечение и осмотр, еще чего не хватало, но вот после, когда порыв страсти был бы удовлетворен, тогда осмотреть можно. Не дожил бы, вероятно, раненый, зато какие предсмертные ощущения, прекрасно же.

0

10

Пост Кагарона:

Кагарон предпочёл бы Хиссру во всех смыслах этого слова, однако светлый (по цвету металла доспеха, как минимум) сородич подсуетился быстрее и принялся ухаживать за чёрным ящером, - пусть и облик двуногий, ящером он был и остаётся, - шустро избавляя того от остатков безнадёжно испорченных шмоток на торсе. Ишь как старается. Чего ради, интересно.
- Шлем-то сними, - монотонно прогудел Кагарон ему в мозг, не утруждая себя беседой вслух. Ещё как кто подслушает. Хаос, услужливо подхватив ментальный посыл, понёс сообщение адресату и доставил его, гулкое, искажённое помехами и треском, – я тебя не узнаю́.
По хрупкому льду сейчас он гулял. Если бешеная бестия его узнает… что будет дальше, дракон пока не думал. Но эта тушка слишком хрупкая и мягкая. В смысле, все, кто уродился людьми в физическом смысле, были и вовсе хрустальными, но дракон мог сравнивать лишь с родным четвероногим видом, и, по чесноку – не в пользу человека было сравненияе. Да и мотивы собрата до сих пор неясны. Сам Кагарон, очевидно, плюнул бы на чужие проблемы и уже через пять минут о них не вспомнил бы, а этому чего-то надо. Не по доброте же душевной он тут старается. За склянками и тряпками послал убийцу драконов, подумать только.
Вскоре послышался отдалённый грохот и возмущённый ропот, впрочем, быстро притихший – Кагарон даже ухмыльнулся, скривив губы. Поперёк бестии в пекло не лезь, да и в принципе лучше не лезть. Даже если она пошла за перевязочными материалами. Впрочем, ходила недолго, вот она, при себе секира и медицинское барахло, широкий шаг, всё сопровождается тоскливым скрипом половиц, уложенных здесь прямо на землю. Лабиринт из мебели как-то даже посветлел вроде, проходы визуально расширились. Не стой на пути, в общем, ибо конечной точкой того пути был сам Кагарон, к которому фурия проявляла неподдельный интерес, уж что, а этот огонь в глазу тысячелетний ящер ни с чем не перепутает.
Однако недобрая тишина воцарилась вдруг, и молчит Хиссра как-то нехорошо. Взгляд изменился. Горизонтальный козий зрачок мигом придал бестии тот самый бесовской оттенок, которого и до того было в достатке, ныне уже и вовсе зашкалило. Хорошо, как обычно ведут себя люди в подобных ситуациях? Например в ситуации, где ты дракон, а не человек, и тебя походу узнали. Ибо обычно Кагарон наблюдал двуногих только с высоты собственного величия, ощущал в качестве похрустывающих на зубах чипсов, в принципе на том знакомство обычно и заканчивалось. Да и рациональные действия – не самая сильная сторона. Особенно, если сознание отравлено Хаосом.
Так что дракон, не решив ничего насчёт своих дальнейших действий, немного выпрямился, отчего обломок в груди шевельнулся в очередной раз, пустив стекать пару тёмных струек по груди, и, покосившись на собрата, перевёл взгляд на Хиссру, потом обратно, потом решил оставить это занятие и полуприкрыл глаза, прислушиваясь к собственным ощущениям.
Они не подсказывали возможность улететь. И бестия пока не пытается ещё раз его убить.
Так что пусть всё идёт своим чередом.
- Так… что это? – сделав заинтересованный тон, спросил ящер и кивнул на прямоугольные сосуды с треугольным горлом. Ну, любой бы поинтересовался, чем его собираются полить или напоить. Спросил, конечно, воспользовавшись голосовыми связками, как всякое нормальное существо и поблёскивая фиолетовым пламенем в зрачках, как всякий уважающий себя носитель звезды Хаоса.
Но ей же ей, держи себя в руках, Хисс. Кагарон смутно ощущал, что вполне бы не прочь её покатать, и вряд ли причина в том, что тьма соприкоснулась с тьмой, скорее - в чрезвычайно облегающей одежде и душевной хрипотце в голосе. Очень волнует. Снеси она ему башку - катание придётся отложить на очень неопределённые сроки.

0

11

Пост Ланока:

- Не сомневаюсь, - буркнул в шлем мужчина ответ для женщины, которая поспешила удалиться в исполнении данного ею приказа - по крайней мере он именно так и был расценен ею.

Пока демонесса прилагала всевозможные методы и усилия, дабы отыскать описанные ей предметы, Ланок, совершенно спокойно реагируя на столь необычные и дозволительные методы их поиска, занимался непосредственно Кагароном. В тот момент, когда алоглазый разрезал ткань одежды и старался наиболее осторожно - что не удивительно, ведь для альбиноса это впервой - отдирать кусочки с засохшей кровью от кожи в его взгляде просто было всё. Самая настоящая путаница, смесь взрывающихся воедино эмоций: интерес, стыд, волнение, неприязнь, возможно даже страх. Лезвием ножа он осторожно вёл вниз, при этом придерживая не то человеческую одежду, не то при необходимости упираясь пальцами в торс сородича. Признаться честно, Ланоку никогда не доводилось трогать тела двуногих, а изучение своего собственного не приносило никакого удовольствия. Что в броне, что без - никогда. Но в данную секунду альбинос с непреодолимым интересом задумался на этот счёт, он даже обратил внимание на то, что кожа мужчина весьма мягко, но совсем немного, продавливается внутрь. Он поймал себя на желании ощутить чьё-либо тело своими руками, а не лапами, хвостом и челюстями, но вряд ли чёрный дракон был наилучшим выбором для подобных экспериментов. Ведь это Кагарон - безусловно король всех ящеров, самый сильный, самый крупный, а эти показатели в роду крылатых играют очень весомые роли в той же иерархии и уважении. Но белёсый никого не уважал. Когда-то он боялся всех своих сородичей и ненавидел. Теперь же осталась лишь ненависть. Даже вообразить трудно, что бы случилось, узнай, кто сейчас водит ножом по груди чёрного дракона.

Наконец, лезвие доходит до торчащей пики и плавно огибает ту, дабы ни в коем случае не задеть и не спровоцировать ещё большее кровотечение - кому это нужно, согласитесь? Дракон дракону рознь, но, как уже умозаключал альбинос ранее, ему совершенно не хочется вымачивать свои лапы в крови сородича. Да и, к тому же, мало ли какие будут с этого последствия. Неожиданно алоглазый отвлекается от всеобщей шумихи вокруг и вновь слышит неприятный треск, который тут же сменяется монотонным гласом, призывающим избавиться от шлема. Бурерождённый тут же перевёл взор с окровавленного торса на лицо сородича, но губы того даже не шевелились. Ох уж эта славная телепатия, к которой альбинос не был предрасположен. Максимум, на что он способен из подобного, так это общаться непосредственно путём передачи гласа по воздушным потоком, и наоборот - чтобы услышать чужие речи на расстоянии.

- Не лезь мне в голову, - проговорил дракон рассинхронным гласом, продолжая надрезать ткань, уже приближаясь к самому низу, где кровь была ещё свежая из-за стёков, посему справиться было куда проще. - Моя суть не касается тебя. Это не нужно тебе, просто поверь. - чуть ли не шипя, внося в это все свои ядовитые ноты, произнёс алоглазый, хмурясь. Не хватало ещё, чтобы и его личину в отместку выдали. да и так меньший шанс, что после какого-либо прокола собрат найдёт и отомстит Ланоку.

Но не знал он, бедолага изгой, на что идёт. Ох не знал.

итак, последний рывок и альбинос распахивает чужую рубаху, откидывая все срезанные куски под ноги и открывая более изумительный вид на "рану". Да, несколько трудно называть раной дыру с собственный кулак. К этому моменту и подоспела воительница, кладя на лавку буквально всё, что описал ей ветряной, но её дальнейшее поведение вынудило потенциального врача обратить на себя внимание: секирой своей смертоносной она упёрлась в пол, да так агрессивно и яростно, что, казалось бы, она сейчас обрушит гнев свой не столько на виновника разгрома, сколько на самого альбиноса.

- Поведение твоё не внушает спокойствия. Что-то напрягает тебя? - обратился к женщине двуногий, переводя взор с тела Кагарона на путницу. Выглядит она уж слишком разгневанной. Что-то явно пошло не так, в алых очах промелькнула даже какая-то искорка волнения за свою шкуру - а может и за чёрного дракона в придачу.   

Но выяснение поведения пришлось отложить, стоило сородичу шевельнуться и пустить несколько струй своей крови, а после задать вопрос касательно принесённых вещей. Дракона вновь оглушил этот разящий шум в голове. В рефлексе Ланок сильнее сжал ручку ножа и схватился руками за собственный шлем в районе ушей, снова полагаясь, что это поможет не услышать то, что усугубляют металлические стенки защиты головы. Мужчина быстро поднялся на ноги под скрежет доспехов друг о друга и, надавливая на шлем сильнее, при этом рыкнув в неприязни, он потянул защитный элемент вверх, снимая тот, придавая своё лицо внимательному изучению. И не понимал дракон - сделал ли он лучше для себя или наоборот. Белоснежные неестественные нормальному люду волосы, те же брови, бледная кожа, налитые кровью очи - все признаки альбинизма налицо. Но не всё так просто. Когда руки со шлемом опустились и лицо не преграждало более ничего, Бурерождённый обернулся к женщине. Лицо его было неприятно - мягко говоря - сплошные шрамы, напоминающие выжженную кислотой кожу, обрисовывали мужские строгие черты лица от линии глаз до самого подбородка. Преимущественно правая сторона, на которой щека была покрыта сплошными волдырями - так их называли люди, когда лечили ожоги. О да, те самые шрамы, которые он получил в тот роковой день от Труны, Абраксмы, и невесть ещё каких драконов. И даже Кагарон был там, участвовал, смотрел. Отличный повод проверить память раненого бедолаги.

- Проклятье! Я не могу. Шум в голове сводит с ума, - он взялся за левую сторону головы, прижимаясь металлической когтистой рукой к белым волосам, пачкая их в крови сородича, а другой всё ещё держа шлем и нож. - Не понимаю я, что это. Не сталкивался я прежде с подобным, но внутри него словно...

И тут-то Ланок, пожалуй, осознал всё то, что мучило его ранее бесконечными вопросами. Воспоминания, словно молния, пронзили голову дракона, едкими вспышками принуждая вспомнить ту самую секунду, когда этот зверский шум разбудил его. Когда вспыхнул Хаос с альбиносом происходило то же самое. Значит ли это, что чёрный сородич охвачен этой вспышкой? Алые глаза наполнились изумлением, а рука его ослаблено рухнула книзу от головы.

- Тьма... - выговорил дракон, чьё сознание чёрным дёгтем охватывал шум, исходящий из тела Кагарона. - Тьма внутри его тела. Пожирает его как болезнь, как мор. Где... - дракон тут же всплеснул рукой, пытаясь взять себя в руки и отрицательно помотал головой, не веря ни своим глазам, ни своим думам. Неужели хаос добрался до драконов? - Где ты нашла его? Что там происходило? - смотрит он на воительницу, беспокоясь пуще прежнего, но даже сам не мог понять, что же послужило истинной причиной. Что прямо здесь находится последователь Орды или что любого дракона способна захлестнуть Тьма, раз добралась она до самого сильного из крылатого рода? Однако о конспирации речи и не шло, алоглазый был слишком поражён подобным фактом и теперь уже никакая "толерантность" не играла здесь роли.

0


Вы здесь » ENSINIUM » Бертрон » Любопытный недотруп | 19.02.1913[FB]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC