В Агтерию
В Бездну
В Энсиниуме сейчас июль 1913 года.
В Агтерии: на юге +22 − +24 облачно, смог, возможны грозы.
на севере +10 - +15 облачно, смог.
В Бездне: +7 − +9 уровень эфира нестабилен, алый смог, сопровождаемый редкими порывами ветра.






ENSINIUM

Объявление

Жанр: фэнтези
Система: локационно-эпизодическая
Добро пожаловать в Энсиниум - фентези-мир, где вы можете почувствовать себя в роли королевской особы, революционера, охотника на драконов или даже опасного порождения хаоса. И на этом список не заканчивается.
Вас ждут приключения, дворцовые интриги, верные друзья и заклятые враги. Ваш отыгрыш не скован рамками рейтинга, потому что у нас он 18+ Хотя, кого это когда-либо останавливало...
Запасайтесь чаем и вкусностями и погрузитесь в наш мир. Вот наша сюжетная линия для ознакомления, странник.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir Ждём ваших голосов и отзывов.
skype - guimiho;
icq- 6533913
skype - karkushz;
icq - 654613169;

В Энсиниуме сейчас июль 1913 года.
Беззаботные летние деньки омрачены бордовыми облаками и густым смогом.
08.08.2016 При неудачной работе с группой вконтакте был случайно очищен список участников. Прошу прощения, надеюсь подобных накладок больше не будет. Ваш криворукий lumen abyssorum.
05.08.2016 Игроки и администрация поздравляют Реймонда Бассета с днём Рождения! Поздравить именинника можно тут.
01.08.2016 Разыскиваем еще двух добровольцев в квест «Кровь и честь» для полноценной организации турнира.
30.07.2016 Просим игроков обновить подпись в соответствии с новым шаблоном.
29.07.2016 Наконец у Энсиниума появилась группа вконтакте.
28.07.2016 Список ролей был почищен, освободились многие акционные роли, в том числе драконы (в наличие теперь 3 свободных чешуйчатых).
27.07.2016 Спешите ознакомиться с глобальной аркой «Пророчество Гелиона»
27.07.2016 Только до 31го августа на акцию - «Семейные узы, что хуже острых терний» - действует упрощённый приём. Подробнее в теме акции.
26.07.2016 Завтра заканчивается перекличка и будет запущен глобальный квест. Также у многих игроков (кроме чешуйчатых собратьев) был обновлен инвентарь.
16.07.2016 После окончания переклички будет запущен глобальный квест. Советуем заранее определиться с убежищем и запастись припасами.
12.07.2016 Всем жителям Энсиниума просьба ознакомиться с данной темой.
11.07.2016 Игра потихоньку очухивается от долгого сна, будем чистить состав игроков, так что просьба отписаться здесь.
10.07.2016 Начало реворка боевой и локационной системы.
20.01.2015 Та самая дата.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ENSINIUM » Виндхафен » [FP] Квест «Вопрос жизни и смерти» (1.0) | 29.07.1913


[FP] Квест «Вопрос жизни и смерти» (1.0) | 29.07.1913

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

1. Участники
Заболевшие: Гуймихо
Те, кто остались ухаживать за больными: Катарина Бассет, Эзастра, Нуш.
Те, кто отправились на поиск трав: Велиар, Абелоун, Нуш, Кададж, Годрик Готрет.

2. Окружающая среда (локация, дата, время, погода)
Раннее утро на момент старта игры; +20; облачно.

Лазарет Виндхафена

Город-порт, расположенный на западе континента на берегу Драконова моря. Не смотря на опасность местных вод, город живёт и процветает за счёт рыбной ловли и транспортировки товаров по морским путям. Здешние моряки научились обходить места скопления морских ящеров.

3. Событие (которое вы собираетесь отыграть)
Кардинальные изменения в погоде и смог неизвестного происхождения в совокупности создали на территории Верхнего Уровня (!) все условия для распространения старой и почти забытой эпидемии "Шириана", против которой бессильна регенерация любого вида. Передающаяся воздушно-капельным путем, болезнь не щадит ни взрослых, ни детей. Симптомы ее просты и одновременно ужасны: заразившимся становится сложно дышать (постепенно они начинают задыхаться), а кожа не выдерживает давления и начинает буквально слезать шматками с больного.
Помочь победить болезнь может лишь отвар из лепестков чемерицы, добыть которые можно лишь в глубине южных лесов Агтерии. Но кто осмелится туда идти, если именно по этому направлению напирает Хаос (приспешников которого, к слову, зараза тоже не обошла стороной).


Города Агтерии охвачены смятением и страхом. В лазареты пребывает все больше и больше заболевших, лекари просто не успевают принимать каждого.
По злой иронии, среди заболевших оказался и Лидер Редферна, чья внешность, благо, известна лишь согильдийцам (да и щепотка иллюзии позволяет легко замаскироваться). Он специально выбрался на поверхность Верхнего Уровня, затерявшись среди больных в лазарете Виндхафене (городе, относительно далеком от военной политики). Все это время Лидера Редферна сопровождает верный Центурион (также замаскированный), отвечающий за безопасность хозяина Бездны, здоровье которого сейчас находилось в таком шатком положении.
В этот же город приезжает принцесса, желая помочь медикам в их благородном деле. Там же собирается отряд, который должен отправиться за травами.

Задачи: все участники собираются в лазарете (первый пост за больным). Принцесса (на правах медика), объясняет собравшимся, какое растение помогает справиться с заразой. После чего патруль выдвигается из Виндахфена (игроки будут перенесены на другую локацию в иной теме), остальные остаются в лазарете.
4. Вариант боевой системы (дайсы/аргументация)
-

+1

2

Впервые за много лет бессонная ночь не из-за работы или жутких видений. Князь не мог сомкнуть глаз, вернее, он не мог даже лечь в собственной постели, ибо едва он переходил из положения сидя в положение лёжа, его начинал терзать жуткий кашель. Первые несколько часов удалось просто отсидеться, безвольно глядя в одну точку и отсчитывая лениво текущие секунды. Но болезнь была куда хитрее, и вскоре буквально заставила Гуймихо встать на колени.
Князь упал с кровати, содрогаясь от уже беззвучного кашля. Едва приступ ослабевал, лис пытался с шумом заглотить воздух, но это лишь усугубляло положение, запуская мучения по новому кругу. Мужчина бессильно повернулся на бок, пытаясь поймать ускользающий воздух ртом. Первая попытка подняться не дала никаких результатов, но со второй Гуймихо уже оказался на четвереньках. Он уже собирался было встать, но очередная волна удушья нарушила планы. На этот раз не получалось ухватить и глотка живительного кислорода.
- Помоги…мне… - прохрипел кицунэ, протягивая руку и царапая ногтями зеркало. Но видение, которое лис обычно был не слишком рад видеть, на этот раз не появилось. Ни видения, ни того, кто был его прототипом. Князь отключился.
Ещё через несколько часов его обнаружила заволновавшаяся гувернантка – единственная, кто осмеливался входить в комнату Гуймихо без приглашения. Её визг при виде кровоточащего тела Князя действовал не хуже таза ледяной воды.
Злиться на шумную женщину Князь совсем не мог. Мало того, что она привела его в чувство, так ещё и позвала людей, которые уже оказали ему первую помощь. Забинтованный, с чёрными кругами под глазами и синеватыми губами, но всё же живой и, может быть, чуть менее могущественный Белый Князь, уже обдумывал план по своему спасению, который неплохо совмещался с разведкой на Верхнем уровне. Выбрав себе в качестве эскорта одного из Центурионов, он двинулся наверх. И оставалось только надеяться, что расстояние, отделяющее кицунэ от Бездны, не убьёт его. Надеяться, молиться и верить в артефакт-накопитель в виде небольшого кристаллика, висевшего на шее.
*  *  *
- Твоя первостепенная задача – разведка и интересы гильдии. И только потом – сохранность моей шкуры, - мрачно заявил Князь Велиару, стоя перед входом в лазарет. Пришлось потратить силы, чтобы изменить свой облик: спрятать уши и хвосты, поменять цвет волос на золотистый и скрыть гетерохромию. Так его никто, кроме нужных людей, не должен был узнать.
Перед входом в лазарет снова подступило удушье. Гуймихо согнулся в три погибели, многочисленные повязки вновь начали пропитываться кровью. Как он оказался на койке, лис уже не помнил.
*  *  *
- Не трогай, - прохрипел лис, и когтистая рука Князя ухватилась за запястье лекаря, который хотел было снять с его шеи артефакт, дабы тот не мешался. Даже ослабленная болезнью, хватка у кицунэ была стальная. – Эта безделушка мне дорога.
Даже короткие фразы давались с большим трудом, и кашель вновь начал терзать Гуймихо. К тому же, глубокий «порез» открылся на шее, вызывая сильное желание разодрать его ещё сильнее, чтобы кожа быстрее сошла и не причиняла страданий. Радовало только то, что артефакт работал исправно, и что в таком облике Князю не приходилось наблюдать, как кожа сходит с ушек и хвостов вместе с шерстью. Это было бы воистину печальное зрелище.
Гуймихо откинулся на подушку, пачкая ту кровью и мелкими глотками ловя воздух, чтобы не спровоцировать очередной приступ. Пусть доктора носятся вокруг, его дело только спокойно умирать.

+8

3

- К вашему сведению, я ничерта не смыслю в медицине! - Пространство внутренних палат буквально зазвенело сотней колокольчиков, искаженно повторяя чистый женский голос. Его обладательница, статная синеволосая женщина, растеряно металась посреди коридора, раскинув руки в стороны, как если бы выражала эмоциональную претензию невидимому собеседнику. Однако суть проблемы крылась в том, что перед ней не было даже невидимого. Те, кто ее сюда привели, удивительно быстро сделали ноги, оставив владелицу утонченных черт лица и крайне неустойчивого темперамента наедине с этой щекотливой ситуацией. А ведь дело в чем...
Это был обычный день. Обычный в драконьем понимании, а для всего остального мира самый, что ни на есть особый - день, когда торжествующее зло было свергнуто во мрак ценой великой жертвы. День, когда весь мир считал себя обязанным герою, которого даже ни разу не видел воочию. Для нынешних энсиниумцев коренное население мира - крылатые, были богами, были сказкой, а Эзастра и многие ее собраться знали их лично. Они жили среди них, боролись с ними, сюжеты, банальные и заезженные, перешли в современность с тех пор: и в том мире были злые драконы, крушащие деревни, были всадники, были герои.
Всякий раз, выходя на люди, самка осознавала, что живет не в своем времени и хоть прошлое теперь казалось ей совершенно другой жизнью, часто она хотела вернуться туда. Туда, где ее считали частью чего-то большего, когда она была нужна великой цели, имела много друзей и соратников. Всего этого она наверняка могла достичь и здесь, но то, что ей приходилось видеть в двуногом гуманоидом мире, было таким чужим, таким противоестественным, что не хотелось вновь проникаться механизмами общественного устройства.
Тем не менее, оградить себя полностью от визитов на большую землю самка не могла. В таком случае ей пришлось бы мучительно долго по новой привыкать к этому обличию, а слова ей даже сейчас давались неважно. Поэтому, в качестве необходимости и в этот день Эзастра скиталась по заполоненным точно термитник улочкам Виндхафена. Ей не давала покоя какая-то странная и навязчивая мысль, а скорее даже предчувствие, что этот день чем-то особенный, но лишь когда в поле зрения драконицы попали алые облака, в памяти всплыло само собой древнее пророчество.
Можно было бы подумать, что за глупость. Старая байка, которой пугали детей. Но Эзастра слишком хорошо знала крылатых, чтобы усомниться в правдивости высеченных в камне слов. Она хотела улететь на свой остров, подальше от всего, что будет происходить с этим миром. Один конец света она уже пережила и ввязывать себя в кутерьму нового, не планировала никак, если бы совершенно нелепая случайность не отрезала ей все пути к отступлению. Волей случая самка показала свое умение управлять магией воды, что почему-то заставило случайных свидетелей подумать, что ко всему она является отличной сиделкой и медиком. Что за параллели? То есть, это почти то же самое, что отыскать коммерческую жилку у червя-карьериста. Впрочем, этот вопрос мало кого интересовал...
- Эй! Ты! А ну иди сюда! Да хотя бы плюнь в сторону выхода, я же большего не прошу! - рыкнула девушка, когда в коридоре, где она стояла, замельтешили люди в белых халатах. У некоторых одежды были запятнаны кровью, а очень скоро их ряды разбавили и другие, выглядящие еще куда более скверно. Их несли на носилках, на спинах, поддерживали с боков, а те кашляли, и кричали от боли. Чистые полы тут же окрасились орнаментом багрово-алых следов. Эзастра вжалась в стену, давая странной процессии дорогу, но та не прекращалась. Больные все поступали и поступали, так что очень скоро женщине стало понятно, зачем ее сюда привели – кажется, на всех не хватало целителей. Впрочем, от осознания этого у Колдуньи не разгорелась жажда творить добрые дела. Пусть спит.
- Стой! Клянусь Гелионом, я оторву тебе ноги и зас-суну их так глубоко, что ни один хирург на трезвую голову не дос-с-станет! - Буревестнице все-таки удалось поймать одного из мечущихся лекарей на входе в палату. Мужчина, явно был на своем месте, в войско такого не взяли бы однозначно. Он покраснел, посинел, побелел, после чего вжал голову в плечи и робким таким голосочком спросил:
- За что? - Тут Эзастра поняла, что, пожалуй, поспешила перейти к угрозам, и сперва стоило задать вопрос, однако не успела она открыть рот вновь, как в поле зрения лазурно-голубых глаз попал стол у койки одного из больных. Неуклюжая сиделка зацепила его, проходя мимо, так что кувшин, несомненно, полный воды должен был вот-вот перевернуться на лежащего там светловолосого мужчину.
Не отдавая себе отчета, отчеты - потом, девушка разжала кулак, сжимавший шиворот целителя и метнулась к столу, хватая графин за ручку. Плеснувшая из него вода в мгновение замерла прямо в воздухе, после чего, противореча всем законам физики, вернулась обратно в сосуд.

+4

4

Центурион был встревожен.
Новости о болезни прилетели внезапно и подкосили душевный покой Кададжа, заставляя его нервничать. Но когда выяснилось, что именно это за болезнь, и кого она сразила в первых рядах, разрушитель стал темнее самой темной тучи.
Князь. Их свет в темной ночи, их опора, их надежда, их лидер. Вопрос - "За что?", крутился в голове безвылазно. А также - почему не кто-то другой? Или почему не он? Больше всего хотелось завыть от собственного бессилия. Кададж не был ни медиком, ни целителем. Он был даже не в состоянии облегчить боль своего Князя. Это бесило. Да, Джи был просто в бешенстве от подобной ситуации.
Конечно, протосс всего этого не показывал. Был тверд и несгибаем как скала. Всё ещё защитник и разушитель. Для своих он держался бодрячком, но, несомненно, они уловили эти темный нотки во взгляде, жестах, речи.
Но мелкая ниточка надежды была. Центуриона вызвали на ковер, и, как оказалось, он должен был сопроводить Гуймихо наверх. Када посвятили в планы поверхностно, но этого было вполне достаточно. Хотя боец был определенно против этой пародии мира с окружающими. Был ли в нем смысл? И протянется ли он достаточно долго? Но перечить, разумеется, Кададж не стал. Князю было виднее. Более того, если был хоть мизерный шанс спасти его.. Джи сделает все, что должно.

Лазарет Центуриону не понравился от слова совсем. Слишком шумный. Слишком много беготни. Слишком много больных. И всё это движется, кричит. Раздражает. Действует на нервы. Голова пухла от эмоций. Абстрагироваться полностью не выходило. И сделать ничего нельзя.
Больше всего возмущало то, что находится в одном месте с Князем нельзя. И, более того, ему велено отправится за главным ингредиентом лекарства. Что вообще как-то не сильно вязалось с видением Джи всей ситуации. В травах он разбирается так себе. Если только, как сопровождение и вьючный мул. А что, на себе он мог бы дотащить трав на год вперед. Если, конечно, предположить, что подобных вспышек более не будет.
Оставалось лишь пережить весь этот бедлам.
Протосс потер виски. Что за напасть. Нужно было срочно успокоиться, иначе он просто прибьет тут кого-нибудь. Размажет по стенке вместе со всеми внутренностями. От подобной мысли, от возникшей картины в голове, Джи даже улыбнулся. Взглядом.
- Про-о-остите, Вы не могли бы помочь? - робкий женский голос за спиной. Кажется, она даже дотронулась до его брони. Только та латная, и еле уловимое касание пальцев заметить почти нереально. Кададж же склонился на дамой, всматриваясь в её глаза. "Рожай реще, женщина."
- Там несколько больных. Надо перенести в палату.. И... - тут она замялась. Центурион закатил глаза.
- Веди, пока я добрый.

Протосс находился в ожидании чуда. Где этот экскурсовод, что пнет "волонтеров" на поиски трав? Сколько можно ждать? Едва ли для него найдется более нужное занятие. Он был почти уверен, что тех, кого он переносил, уже не спасти. Джи облокотился на стену в более-менее свободной комнате и молча расстилал между пальцев кровь, странно на неё поглядывая.
"Ещё немного, и у меня начнет трещать башка. А если будет плохо мне, плохо будет всем."

Офф.

На "косе" Када закреплено серебристое кольцо. Артефакт, дающий маскировку.
Банально перекрасил цвет кожи и брони. Теперь Кададж немного синий. Глаза стали голубыми. Броня же окрасилась в белый, а также приобрела несколько мелких элементов. Так, острые углы сгладилась, а на наплечниках красуется оранжевый узор.

+2

5

Сегодня морозный рыцарь походил более на некого ниндзю, чем на морозного рыцаря, ибо он нарушил все правила "высшей моды", надев на себя практически полностью черные одежды. Он весьма быстро шел к Лазарету, где его ждало много дел. Во-первых, помощь пострадавшим от какой-то совершенно ужасной болезни, во-вторых, некое покровительство Белому Князю, который схлопотал этот недуг. Если в Бездне парадом правил он, то сейчас наибольшее влияние на его персону мог оказать Вольтер из-за своей должности в Агтерии. Стоит хоть кому-то прознать, что здесь находится самый разыскиваемые и страшный преступник всего и вся - хоть это далеко не так - как сразу же начнутся проблемы. Тогда командиру придется вызваться на личное сопровождения этого врага народа, а потом получать по голове из-за того, что тому чудом удастся сбежать. Но по-другому было нельзя. Мужчину не интересовал статус в обществе, поэтому его звание наверху ни коим образом не соблазняло его сердце. Какая разница. Гораздо интересным делом, по его мнению, был шпионаж, который он ни на что не променял бы. Это же дело всей его жизни, и этой и той.
Весточка о Князе долетела достаточно быстро от приятеля по Тайной Концелярии, которому можно было доверять, и который всегда доверял Велиару. Они начали чуть ли не в один день и неплохо сошлись, только тот, в отличие от нашего шпиона, засел в стратегическом ведомстве, и все приказы сверху шли именно от его рук. Вот и поутру вчера в руки героя попала весьма короткая записка, означавшая сильное душевное беспокойство писавшего, о том, что их лидер болен и нуждается в помощи Верхнего уровня. Тогда же командир и выехал в Виндхафен под предлогом помощи больных, ибо именно там эпидемия приобрела самые большие масштабы.

Нельзя сказать, что недуг Князя сильно ужаснул Вела. Нет, он, несомненно весьма напрягся, потому что терять главу Редферна было нельзя никак. А при худшем исходе его место занял бы великий и ужасный предатель Агтерии, который не вызывал в рыцаре никаких положительный чувств. И не по той причине, что тот отказался от Верхнего уровня в начале правления Натаниэля Ублюдочного, просто он не вызывал своей персоной никакой симпатии и доверия, хоть эти чувства никак им не высказывались. Да и по-человечески Гуймихо был весьма приятным "человеком" во всех отношениях.
Но сейчас морозный рыцарь делал как можно более спокойные глаза, словом, было видно только их из-за чёрной маски на нижней части лица в целях некой безопасности от болезни. Но невозможно было быть холодным в полной мере, когда все небо было затянуто алым непонятно чем, а погода не вселяла ничего хорошего. С каждым днем весь этот мир становился все чернее и чернее по вине короля, которого Велиару уже хотелось убить собственноручно. Он бы с радостью получил бы за это топором по шее и стал бы самым плохим во всем мире, лишь бы увидеть, как этот лидер корчится в агонии. Но сейчас дело не в этом ведь, верно?
_____
С Князем должен был прибыть центурион, но шпиону, откровенно говоря, было все равно на это, потому что вопросы армии Редферна его не волновали. Зачем было лезть не в свои дела, даже если он в них разбирался. Вообще все военные Бездны оставались для него неизведанными персонами, ибо на общение с ними парня не тянуло, да и они не сильно совали носы в Тайную Канцелярию.
Гуймихо был вычислен сразу, потому что от оно веяло бездной за километр. На подходе к лазарету Вел ощутил этот странный эфир и выцепил в толпе лидера, который выглядел, мягко говоря, не очень, как и большинство людей, с обреченным видом плетущихся сюда. А тех, у кого сил ни на что не оставалось, тащили, с носилками и без. Была жуткая толкучка, но мужчина все таки добрался до своей цели, которая как раз была близка к входу. Он встал чуть поодаль, облокотившись на стену, дожидаясь приближающегося начальника. На его фразу он лишь медленно кивнул, прикрыв глаза, само собой, нельзя было рисковать всеми обитателями Бездны даже ради шкуры их горячо любимого лидера. И в этот момент в душе героя будто бы проскочило уважение и признательность к кицунэ, который ставил свои интересы ниже всеобщих. Его Высочеству стоило бы поучится этому у своего "злейшего" врага из всех. К сожалению, пока поговорить с начальством было невозможно, ибо это привлекло бы внимание, да и нужно было заниматься делом. Поэтому шпион лишь дождался, когда лис войдет в лазарет, а после проследовал за ним.
______
- О, господин Вольтер!- с криками к нему подбежала старая женщина, непонятно как узнавшая его в таком виде. Её облик был весьма печален, а вся одежда была в чужой крови. Вообще тут везде была кровь: на полу, на стенах, на людях - стоял ужасный металлический запах, подкрепляемый жуткой духотой, а все бегали из стороны в сторону, толкая друг друга и ругаясь на каждом шагу.
- Да, сударыня?- он старался быть вежлив, хоть его глаза недоверчиво скользили по незнакомке. Она была для этого места слишком хорошо одета и явно осведомлена о его визите.
- Прошу вас пройти со мной, госпожа Катарина тут,- сказала она шепотом, словно кругом находились сплошные цареубийцы, готовые в любую секунду убить ненавистную им принцессу. Но морозный рыцарь лишь многозначительно протянул "м.." и побрел за женщиной, чьей шустрости позавидовали бы самые молодые.
______
- Моё почтение,- Велиар глубоко кивнул принцессе, которая смотрелась на фоне окружающих чем-то вычурно. И было это только из-за того, что разум героя приписывал ей совсем другие локации, а не переполненные лазареты с кучей крови. Словом, выглядела она намного серьёзней, чем всегда, что не удивительно, исходя из творившихся событий.
Взглядом командир заметил совсем рядом с их привилегированной компании Гуймихо, лицо которого выражало готовность помереть прямо здесь и сейчас. Шпиону оставалось лишь глубоко воздохнуть, будто бы из-за всей ситуации, а не конкретного человека, и снова взглянуть на свою новую собеседницу, которая, видимо, готовилась что-то сказать или по крайней мере сделать. Только бы он протянул здесь, в этой суете, пока все эти немощные бездари носятся здесь, готовые угробить его своей неосторожностью. И так как это дело не касается разведки и гильдии, моя первостепенная задача - сохранность вашей шкуры, мессир.

Отредактировано Veliar (2016-07-31 18:56:06)

+2

6

[dice=5808-16] Когда новости о разразившейся эпидемии достигли королевского двора, Катарина восприняла ситуацию очень серьёзно. И проявила обычно несвойственное ей упрямство, пока не добилась разрешения отца принять личное участие в изучении новой неведомой болезни. Хуже всего для лекарей в ней была даже не скорость распространения, а удивительная устойчивость к магии исцеления, позволявшая врачам лишь на время облегчать течение болезни, но не более.
Во дворец в спешном порядке были вызваны лучшие учёные и целители столицы, чтобы совместными усилиями найти лекарство. Пока не стало доподлинно известно, каким образом она передаётся, принцессу не пускали к заболевшим, и она практически поселилась в библиотеке, перерыв десятки научных трудов как своих современников, так и лекарей прошлого.
В конце концов общими усилиями лекарям удалось понять, с чем они столкнулись. Похоже, болезнь нёс с собой странный красноватый смог, начавший затягивать небеса Агтерии накануне праздника, посвящённого подвигу легендарного крылатого рыцаря прошлого. Обычно светлая и радостная, наполненная смехом, музыкой, яркими огнями карнавала, сейчас эта пора года была омрачена стонами больных, плачем их родных, волнениями и страхом среди мирного населения, грозившими перерасти в неконтролируемую панику, а там недалеко и до беспорядков.
Надо было срочно что-то делать. Благо, наряду с упоминанием о подобной эпидемии, уже когда-то свирепствовавшей на просторах Энсиниума ещё до прихода людей, в одной из старых рукописей нашёлся рецепт настойки, с помощью которой древним лекарям удалось остановить болезнь и даже спасти уже заражённых людей. Это давало надежду.
Но медлить было нельзя, с каждым часом заболевших становилось всё больше. В госпиталях уже не хватало не только квалифицированных целителей, но и просто рабочих рук. В самом бедственном положении оказался Виндхафен, в который, помимо местного населения, в поисках помощи начали стекаться беженцы с островов, в любое другое время не шибко жаждущие причислять себя к верноподданным короля Натаниэля, но только не сейчас.

И Катарина снова приняла решение, вызвавшее сильное неодобрение со стороны отца, - самолично прибыть в портовый город для помощи местным целителям. Натаниэль очень не хотел подвергать любимую дочь такому риску, но девушка пустила в ход все свои дипломатические способности, прибегнув даже к нечестному приёму - откровенным мольбам, против которых монарх не смог устоять. Был собран целый отряд из самых доверенных стражников и главная камеристка принцессы в придачу для сопровождения этой не в меру инициативной королевской особы, и вот принцесса уже переступает порог самого крупного, центрального госпиталя Виндхафена.
За всеми делами и заботами девушка даже не успела как следует подумать, каково ей будет очутиться среди такого количества страдающих людей. И тут же поплатилась за свою беспечность. Столько боли, страха и отчаяния... Внутри всё сжалось в тугой ком, в глазах помутнело, если бы не один из стражников, вовремя поймавший подопечную под локоток, Кэт бы постыдно хлопнулась в обморок. "Так, дыши, сосредоточься на самом главном, у тебя есть дела... боги, здесь ещё и дети... - глаза защипало от подступивших слёз. - Соберись!.. Поплачешь потом, а сейчас засучи рукава и принимайся за работу! Кажется, я прикусила себе губу. Хорошо, что марлевая повязка скрывает большую часть лица..." Украдкой обернувшись и благодарно кивнув стражнику, девушка покосилась на свою верную старую камеристку Вэльму, ведущую себя со времени выезда из дворца скорее как матушка-гусыня. Но та, к вящему облегчению принцессы, отвлеклась на расспросы персонала о местонахождении главного целителя и похоже ничего не заметила.
Идея первым делом навестить заведующего госпиталем, чтобы узнать о текущем положении дел и хоть на время абстрагироваться от переполнявших лазарет гнетущих эмоций, казалась разумной, но совсем рядом раздался тяжёлый надсадный кашель, красноречиво сигнализирующий, что кому-то нужна неотложная помощь... или скоро придётся хоронить на одно тело больше.
Поспешив на звук, Кэт склонилась над практически полностью забинтованным молодым человеком с золотистыми волосами, судорожно глотавшим воздух. Один взгляд на густо пропитавшиеся свежей кровью повязки у него на груди, и Кет уже распростёрла над ним ладони. Истовое стремление помочь, облегчить боль ближнего своего, придавало принцессе сил и уверенности. Почувствовав, как с кончиков пальцев начинает литься целительная энергия, девушка ненадолго прикрыла глаза, повинуясь своим инстинктам, которые всегда точнее разума подсказывали ей, сколько энергии нужно для исцеления  того или иного человека. Грудь умирающего озарило золотистое свечение, и его раны начали потихоньку затягиваться, даруя временное облегчение.

Вновь открыв глаза и взглянув на своего первого пациента, Кэт заботливо поинтересовалась, как он себя чувствует. Но тут к ней подошли ещё крепкий для своих лет пожилой мужчина в рабочем халате, представившийся главным целителем Фредериком Дермотом, и взволнованная внезапным исчезновением подопечной Вэльма. Проследив, чтобы золотоволосому юноше позвали сиделку и принесли кувшин воды, девушка позволила отвести себя в сторону и с самым серьёзным видом выслушала краткий рассказ о текущем положении дел, со своей стороны проинформировав Фредерика о том, какие медицинские принадлежности и прочие необходимые в сложившейся ситуации припасы привезла с собой из столицы. После чего, оценив состояние госпиталя, она рекомендовала снабдить весь рабочий персонал и добровольцев марлевыми повязками, натянуть на все окна марлю, чтобы не пускать в помещения смог, и регулярно проветривать палаты. И в довершение, проигнорировав ярые возражения камеристки, передала всех своих охранников на распоряжение главному целителю, упомянувшему, что им не хватает рабочей силы.
Узнав же, что в комнате для посетителей уже собирается группа добровольцев для сбора целебной травы, Катарина решила, что полезнее всего будет начать оттуда.
- Моё почтение.
Девушка удивлённо оглянулась, узнав знакомый голос, и приветливо кивнула в ответ:
- Господин Вольтер, рада вас видеть, - чуть виновато поинтересовавшись, - неужели отец и вас назначил в мои временные опекуны?.. А у меня очень хорошие новости! Мы смогли найти лекарство от этой ужасной болезни. Я как раз собиралась встретиться с группой добровольцев, вызвавшихся отправиться на поиски главного компонента. Составите мне компанию?

Попросив Вэльму озаботиться подготовкой спальни для неё, и тем самым на время оставшись в относительном покое, принцесса вместе с морозным рыцарем отправилась на встречу с добровольцами. Выглядела она несколько взволнованно, хоть и старалась не подавать виду, одета была скромнее и намного практичнее обычного, хотя её платье всё равно смотрелось слишком вычурно для окружающей обстановки.
Катарина обратилась к собравшимся с небольшой речью:
- Благодарю вас всех за то, что откликнулись. Обещаю, ваша помощь будет оценена по достоинству. Ведь сейчас жизни всех жителей Агтерии зависят в первую очередь от вас! Не стану скрывать, это путешествие может быть очень тяжёлым и опасным, но без этой травы, - девушкаа попросила передать по кругу свиток с изображением и подробным описанием отличительных особенностей и мест произрастания чемерицы, - у больных просто нет шанса на спасение. И понадобится нам все листья чемерицы, которые вы сможете найти - чем больше, тем лучше. Если есть необходимость, мы обеспечим вас провизией и лошадьми.
Затем, обернувшись к морозному рыцарю и сложив руки на своей груди, обратилась персонально к нему:
- Я очень надеюсь,что вы согласитесь возглавить этот поход.

оффтоп

Кубик кидаю на лечение Гуймихо.

Отредактировано Катарина Бассет (2016-08-03 01:39:37)

+6

7

офф

В силу того, что я как-то очень сильно разошёлся, первую часть поста (до черты и под спойлером) можно просто пропустить, она не имеет никакой особенной важности для игры, но мне сильно жаль её удалять.

Днём ранее...

Виндхафен Нуш назвал бы почти родным. Большой, шумный, вечно занятой. Чем-то очень похоже на дом, которого он не видел уже двадцать лет. Не полная его копия, но нечто знакомое, приятное и не давящее привычно в груди, а лишь вызывающее в голове лёгкие, слегка приправленные грустью, воспоминания. Лучше, так определённо лучше. И парранг рад был возвращаться в Виндхафен всегда, это был его город, его стихия!
Однако сегодня утром он понял, что не знает, где находится.
Из телеги, заботливо укрытой меж двух каких-то приземистых домов, Нуш слышал гул. Взволнованный, испуганный, неприятный... Вся масса людей и нелюдей, что привычно сновала по городу безошибочно и слаженно, сегодня билась голосами в его стенах и не видела выхода. Нуш даже глаза не открыл, а уже понял, что Виндхафен изменился. Всего за несколько дней, что птицелюд провёл в своём передвижном доме в гордом одиночестве и лёгком забвении. И теперь это был вовсе не его город...
Торговец откровенно не желал выходить, но того требовали обстоятельства. У него была очень важная сделка, могущая, как бы выразился сам парранг, изменить всю его жизнь. "Обязательно, обязательно!" - щебетало в голове. Он наконец-то нашёл информатора, теперь лишь требовалось до него добраться. Мысль об этом приятно согревала птичье сердце, голова прояснилась... Начавшее улетучиваться настроение побесилось-побесилось, заставляя торговца бросаться из крайности в крайность, но затем смилостивилось и привычно улеглось тёплым комком томительного предвкушения куда-то в район кишок. Не худший выбор.
Нуш носился по дому-телеге, собирая вещи. Их было немного, но в некотором хаосе, который нонче прочно поселился тут, отыскать нужное оказывалось трудной задачей. Цилиндр обнаружился на одной из деревянных заготовок, Нуш всё никак не займётся ей, жилет был смят и в порыве уныния плотно забит в какую-то кастрюльку, пришлось его срочно разглаживать и оттирать с него пару страшного вида пятен, а Игр, похоже, и вовсе был обижен таким отношением хозяина и даваться в лапы не хотел, во всю силу ремней удирая от птицелюда. Лишь через полчаса ему удалось быть полностью собранным, приведённым в порядок и готовым к свершениям. Его счастье, что он прекрасно ориентируется во времени - успел как раз к выходу. И вот открывается дверца... И Нуш с воплем забивается обратно в телегу, закрывая голову крыльями.
Снаружи было жуткое алое небо. Оно не делало ничего совершенно, разумеется. Не сыпало молниями, не бросало на головы прохожих мёртвые тела и всё такое. Даже пеплом и огненными шарами не плевалось. Оно просто было... Было при этом настолько пугающим, насколько вообще возможно. Безотчётная паника в отрыве от всякой рациональной мысли заставила парранга забиться под стол, потеряв ещё и несколько перьев с обоих крыльев, а в лапах едва ли не сам собою оказался череп Имрис.
Это напомнило о прошлом. Это когда-то было. Не так, не здесь и вообще это всего лишь шутка нерадивого сознания, однако убедить самого себя в этом Нушу было трудно. Тело не хотело признавать любые доводы и отказывалось подчиняться. Оно ведь ещё и видело тех, кто под этим небом ходил.
Виндхафен был болен и болен серьёзно. Паррангу хватило беглого взгляда, который мозг даже не стал детально обрабатывать, чтобы это заметить, так уж Плотник был устроен. А дальше лапы подчинились единственной мысли: "Бежать!" Не важно куда, не важно как. Нужно убраться подальше.
Но дальше стола не вышло. А распахнутая дверь, от которой невозможно было отвести взгляд, продолжала упорно сталкивать птицелюда с реальностью, игриво покачивая лёгким ветерком одиноко лежащий у порога цилиндр.
Нуш, это проблемы. Проблемы... Это Нуш.



И сегодня...

Сделка не удалась. Когда Нуш собрался с силами, он понял, что опоздал. Таких не ждут. Но удача даже без всякого усилия с его стороны была с ним. Парранг, надеясь избежать правды, добрался до причала, чтобы увидеть, как тело его информатора куда-то забирают. Куда - ясно и так. Почему - видно прекрасно.
Пока Плотник шёл, вернее, стремительно тёк по улочкам Виндхафена, пытаясь быть незаметным, а ещё лучше и вовсе неосязаемым, он полюбовался на то, что принесли с собою облака. Не видеть связи между небесным явлением и болезнью, что захлестнула, как слышал птицелюд, весь Верх, мог только полнейший идиот. Таковым парранг не был, оттого беспокоился ещё сильнее. Единственное, что скрашивало утро, было то, что он пока ещё здоров.
Когда-то очень-очень давно, где-то очень-очень далеко Плотник уже это всё слышал. Или читал. Или, может быть, даже видел? А, возможно, всё-то ему вовсе приснилось. Но верное чувство, живущее где-то в районе хвоста, подсказывало, что этот кошмар закончится нескоро. А голова, чётко услышавшая о визите Агтерийской Принцессы с вполне однозначными намерениями, рассудила: процесс можно ускорить, если в нём поучаствовать.
До лазарета путь недолог, Нуш даже успел заскочить обратно в телегу, меняя одежду на более подходящую. Некая "сорока" на хвосте принесла, что придётся попотеть... Так что не лишними будут плотный жилет с великим многообразием карманов, куда можно напихать всякого важного, прочные перчатки просто на всякий случай, плащ, чтобы укрыться, укомплектованный всем возможным Игр... Всё, как нужно. И всё это ещё до того, как Принцесса подоспела в лазарет на общий сбор.
Плотник вошёл тихо и почти незаметно, в общей толкучке его чуть не придавили после первого же шага. Нуш только зашипел в ответ, выставляя перед собой трость, на которую тут же наткнулась ещё пара тел. "Какая... мерзость! Ох... Лишь бы хвост не тронули, хвост! Мерзкие создания!" - сейчас особенной жалости к больным и их сиделкам птицелюд не испытывал, больше думая о себе и сородичах, нежели о ком-то из тех несчастных. От сердца отлегло, когда он вроде бы не заметил никого из своих среди коек, так что позволить себе чуточку эгоизма и раздражения Плотник мог.
А, судя по знакомому голосу, таковым был и не он один.
- Милая! - вполголоса парранг попытался привлечь внимание драконицы, спасавшей какой-то дрянной кувшин с водой, - ты, как всегда, неподражаема и сокрушительна в отношении окружающих! Ай-яй-яй!
В мгновение ока птицелюд подскочил к ней, чудом не задев ничего и никого, отобрал сосуд и впихнул сразу же женщине, его опрокинувшей, зашикав на неё и замахав крыльями, лишь бы ушла уже. Перепугана она была сильно, но соображала быстрее своих коллег, так что и ретировалась скорее, чем ожидалось. Нуш довольно хмыкнул, снова повернувшись к Эзастре. Крыльями он слегка огородил её от лазарета, будто обнимая, однако на деле стараясь дать ей хоть небольшой перерыв от сует кучи двуногих, а лапки его быстренько легли на её руки, за что бы наверняка были бы вырваны, окажись ситуация немного другой.
- Давай ты побуянишь в другой раз и даже на мне отыграешься, а пока... Пока этот городишко окончательно не пал под твоими прекрасными лапами, а я уверен, что ты бы так с радостью сделала, отвлечёмся? Королевская фифа сейчас будет речь толкать, м? Забавно же, а вдруг ещё и интересно? Как ты любишь, а?
Речь самого парранга была тихой, едва различимой, быстрой, не слишком уважительной и местами откровенной глупой, будто говорил он с ребёнком, но Нуш, право, хотел лишь отвлечь бедную Эзастру на себя. Будет прекрасно, если это возымеет эффект сейчас. Потом ему, конечно, достанется, когда драконица отойдёт от этих событий, но уж он-то как-нибудь выкрутится.
- А если без ш-шуток... Постарайся тут действительно ничего не разнести и присмотреться. В панике города и его жителей можно увидеть всякое... интересное.
Сказано это было ещё тише, хотя Эзастра-то наверняка услышит, а затем парранг сложил крылья, довольно похлопал себя по животу и огляделся. Здесь уже собирались и другие авантюристы, частично или даже полностью схожие в настроении с самим Плотником. Птицелюд только усмехнулся и качнул головой, переводя взгляд на койки. Поцокал тихонько язычком, ведь зрелище мрачное и неутешительное, но в следующие секунды... Просто шокирующее...
Золотая шевелюра на одной из подушек! Нуш крякнул-хрякнул, как будто подавился собственным языком, едва удержал удивлённейший во всём свете возглас и придвинулся к так заинтересовавшему его больному. Святые побрякушки мамы Ламэ, это ж Князь! Тот самый, Редфернский. С которым они были свидетелями взрыва одной неприятной домины... "Эк его угораздило... Или он так притворяется? Но вообще не похоже. Только чего он из Бездны-то вылез? Совсем, что ли, делать нечего было? Ау-у-у, деточка, ты где так расшиблося? Мда. Мда-а-а!" - Нуш был крайне озадачен происходящим, но всё-таки смог осознать, что, во-первых, пялиться неприлично, а, во-вторых, Плотник скорее всего последнее существо, которое бы сейчас Князь желал лицезреть. Так что птицелюд благоразумно отодвинулся, помотав головой, будто бы ему показалось, вздохнул облегчённо, "подтверждая" это, и продолжил осмотр. Хоть мыслями и остался у Белого Князя.
"Наверняка с охраной прибыл. В таком-то уж виде. Интересно... Они тогда тут останутся за ним смотреть? Или с нами пойдут? Где вообще госпожа эта, особа королевская? Негоже заставлять ждать этих... как же... а-а-а! Слово забыл! А всё эта дурацкая болезнь... Тан-ранг, лишь бы я сам не заболел, вот ужас-то будет... А если эти дурни лекарство не найдут, а если все помрут в дороге? Горе-спасатели... Что, куда? С кем? Организованность? Нет, не слышали! Собираться посреди кучи больных, рискуя самим подхватить? Гениально! Забота о подопечных - просто браво!"
Мысли Нуша, по большей части паникёрские, пусть и не отражающиеся никак внешне, занимали сильно, он даже успел пропустить половину речей Принцессы, уже как бы явившейся в лазарет. Парранг встрепенулся и внимательно вгляделся в лицо девушки. "Да-да-да, бла-бла-бла. Как много пустого!" - Плотник не слишком любил слушать подобное, пусть сам нередко старательно лил воду в уши покупателям и не только им. Однако возразить он права не имел, потому лишь кивал, улавливая главное: смерть, чемерица, поддержка. А затем и свиток пришёл в его лапы, изучением которого птицелюд тут же и занялся. Почитал-почитал, повертел туда-сюда, передал. И как вперился взглядом в Эзастру, стараясь передать свой немой вопрос, который глубоким отпечатком вот-вот готовой рухнуть надежды сквозил по его мордочке-личику: "Ты ведь пойдёшь с нами?.."

Отредактировано Nush (2016-08-02 02:52:41)

+6

8

Ужасно, просто ужасно. Мало того, что в Агтерии испортилась погода, причем так неожиданно и таким странным образом, что это не могло не вызывать вопросов, так еще и эпидемия забытой болезни началась. А раз и болезнь забыта, то лекарство и подавно. В этом вся и "прелесть" неожиданных болезней. Повезло хоть, что сам Годрик и кто-либо из его родных не подхватил пока эту дрянь. Но это пока, а значит, не стоит расслабляться и терять бдительность.

Все же этот смог так негативно влияет на продажи, что просто ужас смертный. За последние дни у Готрета была лишь парочка клиентов, буквально парочка, которые быстро совершили покупки и так сильно торопились, что не хотели даже попробовать выиграть скидку у владельца книжного магазина путем попытки отгадать одну из его загадок. Это весьма расстроило мага. А раньше бы они попытались. Даже скидка в пять процентов дает им стимул поломать голову над очередной задачкой. Как же болезнь влияет на все и вся. - Такие вот невеселые мысли пронеслись в голове у дворянина. И ведь мужчина не единственный, кто не получает особую прибыль с этой ситуации, еще есть портные, кузнецы, даже в ювелирном деле все не так гладко. Разве что аптеки получают хоть какие-то деньги, продавая средства, которые хоть как-то могли бы помочь больным, но эти лекарства разве что несут временное облегчение, но хоть и этого достаточно.

И ладно прибыль, а ведь и пообщаться толком не с кем. Скучно и одиноко. Насчет одиночества скорее преувеличение. Мага времени окружает огромное количество магических книг и свитков, которые можно прочесть, а некоторые труды порой хочется перечитать, но и человеческого общения порой хочется, что поделать, такова природа человека.

Вообще волшебнику пришлось бы долго скучать, но похоже судьба решила распорядиться иначе, по крайне мере именно об этом подумал Готрет. Прошел слух, что в Виндхафен отправилась принцесса Агтерии. Та самая принцесса, которая частенько захаживала в его магазин за определенными книгами. Надо же, как интересно. Надо бы отправиться туда и посмотреть, как будут развиваться события. Раз уж сама принцесса решила лично отправиться в один из лазаретов Агтерии, то значит, будет очень интересно. - Такие вот мысли пронеслись в голове у колдуна. Да и плюс хотелось хоть как-то помочь жителям своей родины, поэтому у Библиотекаря Времени были две причины отправиться в портовый город.
Только надо бы переодеться для начала. Сапоги и штаны мужчина менять не стал, они итак годились для путешествия, а вот свою любимую длинную шелковую рубаху темно-зеленого цвета он сменил на обычную кожаную рубаху коричневого цвета с внутренним карманом, куда он положил свою любимую магическую трубку. Вряд ли в лазарете радужно отреагируют на неё, а объяснять каждому целителю её свойства замучаешься.
Взяв свою любимую и верную Берту и убедившись, что магазин закрыт надежно, и он взял все свои артефакты, маг отправился в путь.

Через некоторое время мужчина достиг Виндхафена. Знаменитый город-порт на Верхнем Уровне. Только вот сам город не шибко интересовал волшебника в данный момент времени. Найдя нужный лазарет, дворянин сначала сдал лошадь в местную конюшню за определенную плату, а затем пешком направился к нужному ему зданию.
Как оказалось, Годрик не единственный посетитель, кто решил помочь больным людям и его направили в комнату для посетителей.
Конечно, Готрет мог бы применить на некоторых из них магию времени и вылечить бедолаг, но это пустая трата магических сил и чужого времени, буквально причем. Болезнь то могла оказаться заразной и выздоровевший вновь мог бы слечь с болезнью. Даже с одним пациентом придется хлопотно, не говоря уже о куче.

Зайдя в комнату, колдун увидел, что он тут был не один.
- Ух ты, я чуть не опоздал, - тихим голосом произнес маг и как раз через пару секунд после его слов начала говорить принцесса. О да, слухи не врут, сама Катарина здесь. Так-так, а вот и моя постоянная клиентка. Интересно, она осознает, что она может запросто стать популярной среди народа после своей активной деятельности? Ведь она здесь, готова помочь больным, причем лично, а не посылая кого-то вместо себя. Но и она рискует заразиться и умереть. Надеюсь, вы будете осторожны, выше высочество. - Подумал дворянин. А вот появление морозного рыцаря не особо удивляло мага. Наверняка он прибыл вместе с принцессой, чтобы охранять её.
Когда свиток дошел до него, брюнет внимательно изучил его содержимое. Осталась лишь самая малость - найти как можно больше черемицы, причем очень быстро. - Подумал маг времени и пустил свиток дальше по кругу.
Как оказалось, честь возглавить поход за листьями черемицы принадлежит морозному рыцарю. Это становится интереснее, но вызывает у владельца книжного магазина заметное беспокойство. Если рыцарь идет с ними, то кто будет охранять дочь короля? Стражники? Остается надеяться, что в её охраны умелые бойцы. Девушка запросто открылась возможным врагам, которые захотят либо убить её, либо использовать как ценную заложницу в своих интригах, в которых Готрет не очень разбирался, так как ему это было без надобности.
Остается только молиться, чтобы все прошло хорошо и желательно, чтобы никто в походе не погиб, а в лазарете умерло как можно меньше народу, хотя желательно, чтобы все они протянули до доставки черемицы сюда.

Отредактировано Godric Gotret (2016-08-03 16:27:39)

+3

9

оффтоп.

Абелоун пропускаем. Пусть присоединяется уже в процессе следующего этапа.

Так много народу вокруг. Внутренний мизантроп мечется по черепной коробке, истерично вопит и бросается на неё. Кто вы без своих ушей и хвостов, мистер Князь? Социофоб, больной ширианом, обычный, никому не нужный человек. Гуймихо попытался перевернуться на бок, чтобы хотя бы одним ухом не слышать всего того гула, что стоял вокруг. Это лазарет или базар? Князь уже начинал жалеть о своей безумной затее, но зато убеждался, что его сражается он с… Мысль оборвалась вспышкой боли: только восстановившаяся с помощью регенерации кожа вновь покрылась под повязкой сетью кровавых трещин. Хотелось выть, рычать и вообще издавать звуки, не свойственные людям. А ещё вся эта регенерация впустую тратила силы, которые утекали из кицунэ как вода через сито. А ведь он совсем не скоро собирался задействовать резервы из кулона.
На помощь пришла симпатичная девушка, прибывшая относительно недавно. «Ты ещё успеваешь пускать слюни на симпатичных особ… Совсем одичал в своей башне…» - с усмешкой подумал Гуймихо, скептически поглядывая на попытку целительницы облегчить его страдания. Но сил он у неё отхлебнул порядочно. Энерговампиризм вещь очень полезная, не затратная и активируется в самый подходящий момент. Девушка уж слишком приглянулась лису, да и, как потом выяснилось, та оказалась самой настоящей агтерийской принцессой, так что вредить ей он не стал. Зато теперь пристально изучал взглядом. «Так вот она какая… Хоть что-то у Натаниэля получилось хорошо».
- Спасибо, - прошелестел голос Князя. Кашель и дыхание через рот совсем иссушили его глотку. Мужчина приподнялся на локтях, ощущая, как по спине прошла глубокая борозда разошедшейся кожи, и потянулся к многострадальному кувшину. Удалось ухватиться за ручку, даже приподнять сосуд, но внезапно появившиеся раны на ладонях помешали что-либо сделать дальше. Кувшин выскользнул из окровавленных рук и со звоном упал на пол, разлетаясь на мелкие осколки. – Вот чёрт.
Вся эта беспомощность безумно раздражала, заставляя нутро гореть пламенем даже не от боли, а скорее от досады и осознания собственного бессилия. Несколько секунд напряжения, а он уже падает на кушетку, и по ней расползается алое пятно. Повязки пропитались насквозь и вообще начинали неприятно пахнуть свернувшейся кровью – всё-таки их не меняли уже несколько часов. Но помогла энергия принцессы, раны быстро затянулись, хоть Гуймихо и чувствовал непонятный «гул» во всём теле, словно его кожу натянули, как на барабан и та дрожала при любом прикосновении.
Нельзя, нельзя на этом сосредотачиваться. Иначе может поехать рассудок, который и так находится на грани своей выносливости. И, если кто-то на месте Князя попросту впал в депрессивно-апатичное состояние, то это пылкий мужчина попросту спалил бы всё вокруг и послал своих людей за проклятой чемерицей.
Можно рассматривать присутствующих. Мозг сейчас соображает с трудом, он совсем не привередлив. Взгляд цепляется за знакомую пернатую тушку. А вот это было уже интересно. Тушка пялится на него. Он пялится на тушку. Заторможено улыбается. Выходит несколько глупо и вымученно. Князь сдерживает нервный смешок.
Очень хочется уснуть, не видеть всего этого балагана и проснуться под приятный аромат настоя. Но сон не идёт, издеваясь над воспалённым разумом.
- Дайте мне воды, пожалуйста, - снова шелестит голос. Какое, оказывается, сложное слово «пожалуйста». Нужно очень много шевелить языком и губами. Кожа в уголках немного трескается. Не кровит, но неприятно саднит. Кицунэ рефлекторно сглатывает высохшую слюну и облизывает сухие губы.

+5

10

Кувшин был пойман, задача выполнена, вот только и спасибо ей не сказали и на самом деле никто даже не обратил внимания. А вот медик ждать своей страшной кары не стал и оставил пугающую клыкастую женщину стоять в относительном одиночестве со спасенным графином в руках.
Впрочем, ее растерянное оцепенение нарушил до боли знакомый голосок раздавшийся поразительно близко. Едва самка повернулась на его звучание, как цепкие лапки охотно выхватили из ее рук сосуд с водой и быстрее, чем до того додумалась бы строптивая представительница драконьего племени, вручили пробегавшей мимо сиделке, еще и заставив ее не менее резво ретироваться в свои края. Как только паррангу давались манипуляции людьми без применения угроз и грубой силы? У него однозначно был дар, а быть может и здесь в ход вступала не дюжая хитрость и умение приспосабливаться к любым житейским условиям? Или тайна, о да, количества тайн, которые вмещал в себя один такой пернатый человечек, было больше, чем могли похвастать собранные воедино сильнейшие мира сего.
- Вот так встреча! Здравствуй, Нуш Плотник - хитрец и проныра, - Девушка широко улыбнулась, раскинув руки в приветственном жесте. Птицелюду с удивительной точностью удавалось ходить по краю лезвия, при этом оставаясь в абсолютной целости. И хоть Колдунье хотелось порой пустить настырного торговца кормить акул с береговой линии, пожалуй, сама она нырнула бы следом. Акулы были умными животными, навряд ли хоть одна рискнула бы откусить больше, чем пару маховых перьев нушева крыла в такой компании, но и попугать зазнайку-торговца стоило.
- Благодарю тебя за великодушное предложение, дорогой друг, - произнесла синеволосая, когда парранг закончил свою пылкую речь. Радужные оболочки ее глаз с ярко голубого, почти белого, стремительно сменили цвет на сапфирово-синий, подтверждая радость от встречи.
Эзастра пропиталась к Плотнику той симпатией, которую испытывала мало к кому, и сложно было сейчас сказать, стоило ему благодарить за это свой ум и находчивость, свой запас загадок или нечто другое, что еще могло привлечь к нему внимание такой нелюдимой особы, как Эзастра. В любом случае, это возымело эффект, так как все, что он говорил или делал, она воспринимала с особой терпимостью, словно бы ей и не свойственной.
Впрочем, в следующую минуту, Буревестница все-таки медленно наклонилась туда, где по ее оценкам располагались уши на птичьей голове, и напомнила с леденящей душу правдоподобностью:
- И все же, не злоупотребляй своим положением, воробей. Если не перестанешь говорить со мной, как с ребенком, в следующий раз твои крылышки подадут в ближайшей отсюда наливайке к элю, - Девушка отстранилась и похлопала птицелюда по плечу, давая понять, что пришло самое время разорвать их интимную близость, пока доброе положение духа не сменилось чем-нибудь, что ему понравится куда меньше.
Когда парранг потерял к ней интерес, женщина поспешила продолжить свои поиски выхода, но очень скоро зацепила взглядом некоторое количество присутствующих, которых нельзя было отнести ни к мечущимся медикам, ни страждущим пациентам. Золотая серединка, слитки общества готовые на отважную миссию веселого собирателя. Экая увлекательная чепуха... Девушка фыркнула, абсолютно не заинтересовавшись грядущим промыслом, уж кто-кто, а искатель сырья из нее был неважный, да и с чего бы ей было тратить свое драгоценное время для тех, кого она не знала от слова совсем. Сами существа, ныне населявшие мир ей были чужды, стараться на их благо было не в ее принципах.
Вопросительный взгляд Плотника, ощутимый едва не физически, был встречен отрицательным покачиванием головы. Нет, я на такую глупость не подписываюсь, и вообще, что я до сих пор здесь делаю? - Эзастра поспешно отвернулась, мало ли что еще мог паранг. Глядишь, в его воли было новым взглядом сокрушить ее сопротивление и вынудить к участию в этой кампании. Стоило поскорее себя от этого оградить.
И снова графин! Буревестница едва успела отскочить, как по полу во все стороны разлетелись осколки, и брызнула вода. И кому только мозгов хватило организовать в лазарете хрустальный сервиз? Бестолковые медики, бестолковые людишки и не менее бестолковый город. Дракониха фыркнула в свой шарф, обернутый вокруг шеи, и вот уже была готова уйти, пока чего греха таить, сама не подцепила заразу или не осталась калекой. С таким-то движением и летящей во все стороны посудой...
На этот раз ее остановила тихая просьба золотоволосого мужчины. Его повязки уже добротно напитались кровью, а вместе с ними, похоже, и простыня. Дракониха мало что понимала в лекарских приемах, но ей показалось, что это не очень правильно. Возможно, стоило послушать предложение пернатого, и присмотреться к окружающим? Она оглянулась, не найдется ли поблизости того, кто поспешит удовлетворить просьбу больного, но, таковых, похоже не было. Чуть скрипнув зубами, водная растворилась в толпе, едва не с силой расталкивая снующий народ в стороны, пока не заметила бабулю с подносом в руках. Как и поднос, все на нем было металлическим: обыкновенная чашка, какими пользовались горняки и простейший кувшин. О чудо, здесь и такое водится!
- Дай сюда, возьми лучше метелку, - не церемонясь, девушка схватила все, что стояло на подносе, оставив растерянную медсестру с ним и массой вопросов стоять в центре толпы тел. Сама же Коллунья на удивление быстро нашла палату, в которой лежал мучимый жаждой пациент. По осколкам. Да, их до сих пор не убрали.
Шлепая по луже и переступая через стекло, она приблизилась к койке, но уже стоя там немного замешкалась. Вообще такие вещи ее пугали. Не болезни, нет - уход. Из всех представительниц прекрасного пола она, пожалуй, была наименее обходительной и внимательной. Ан-нет, еще Хисси. Они стоили друг друга. Словом, женщина не представляла как это - заботиться о больном и этот вопрос ее беспокоил настолько, что начали дрожать руки. Чудом, наполнив чашу так, чтобы не расплескать воды, и не выдать волнения, естественно, Буревестница очень осторожно помогла золотоволосому приподняться, подавая воду. Впрочем, собственной ладони она так и не убрала, поддерживая руки мужчины, а то вдруг и чашку не удержит, как графин.

Отредактировано Ezastra (2016-08-05 13:04:49)

+4

11

Шумно. Шум раздражал. Давил нервы, уничтожал их. И дело не только в общем гомоне. Хотя не только разговоры были тому виной. Предметы падали, люди спотыкались, инструменты ломались, банки с лекарствами стукались друг о дружку, мешки, простыни шуршали. Эмпатию удалось самую малость приглушить, да только полностью её не отключишь. Страхи, переживания, сомнения. Кададж молча порадовался про себя своей силе воли, иначе давно уже был бы продавлен всеобщими волнениями и, несомненно, закатил бы истерику. Но нет, протосс уперто ждал. Происходящее не могло длится вечно.

Окончилось всё внезапно и с неожиданным поворотом. Взгляд молча прошелся по фигуре принцессы. Бровь удивленно поползла вверх. Центурион еле сдержал смешок. Что же, добрая душа тут. Ладено. А папаша зол не будет? Он вообще в курсе? О, если нет, то будет просто в ярости. Джи зашагал за целью, несколько в отдаленье, уже успев прочитать в её голове, что ему было надо. Однако теперь он стал поглядывать по сторонам более оживленно. Должна же здесь быть охрана, в конце-то концов? Прячется под личиной врачей и целителей? "Интересно, а брат её тоже тут?.."
Речь принцессы Кад слушал плохо и в пол-уха, если так можно выразиться в отношении к протоссу. Он больше читал. Читал мысли Катарины. Хотя несомненно, для приличия и виду, просмотрел свиток. Только к тому моменту это было ненужно. В голове юной целительницы при упоминании травы, образ оной всплыл сам собой, и четкой картинкой был открыт протоссу. Намного лучше всяких рисуночков на бумаге, пускай он и был достаточно точен, у Кададжа были "натуральные" образы в голове. Оглядев всех довольно высокомерным взглядом, разрушить что-то хмыкнул и ушел, так ничего и не сказав. Ему не нужны были их планы, действия, договоры. Более того, доверия к этим существам Кад не питал. И вообще, был практически уверен, что размажет если не всех, то хотя бы некоторых из них ещё до начал похода.

Город встретил протосса таким же шумом, как словесным, так и эмоциональным. "Мне определенно стоит радоваться, что можно не влезать в головы всем этим отбросам." Глаза полные тупой ярости осматривали улицы и жителей. Джи старался захлопнуться  в себе, пока пробирался между улочек. Ну, как пробирался. Топал тараном, а те, кто не успевал свалить с  дороге, получали коленом поддых. Ждать тормознутых личностей боец был не в силах, шагая напролом к черте города.
"Однако здравствуйте."
Но то ли звезды так сошлись, то ли внимание протосса было не сильно сконцентрировано на пути, но мелькнувший в поле зрения ворох пшеничных волос привлек к себе. И очень сильно. "Вовремя." Логическая цепочка была составлена быстро. Центурион был практический на все сто уверен в успехе. Не то, чтобы он сомневался в своих силах, но... Всё же лучше взять кого-то с собой в охапку. Кададж мог похвастаться своим бесстрашием, но если судьба дарит такой подарок, грех его не заграбастать своими лапами.
Легко сменив направление, Джи устремился к своей голубоглазой знакомой, запоздало поняв, что находится он в маскировке. А ещё надо играть свою "роль". Протосс состроил максимально недовольную мордашку.
"Как бишь она называет себя среди них?.."
- Госпожа Медея! - оставалось уповать на свою память. Кажется, ангел имел не одно подставное имя. Или нет? Всего не упомнишь. Тем более сейчас, когда на мозги давит окружение и занят он откровенно другими вопросами. Довольно грубо хапанув женщину за руку своей лапой, Кададж отошел в сторону узкой улочки. Пока та была безлюдной.
- Надо поговорить. - выдал разрушитель и остановился.
"Кададж я, окей. Нужна помощь. Князь заболел, следует отправиться за травами."
Кад оглядел поток людей. Если кто и обратил внимание на его резкости, то уже был сметен толпой дальше. Телепатия была нужна по одной простой причине. Стан врага, глаза и уши повсюду. Следят ли за ним? А за Аронэ? Кто знает.

+3

12

Вокруг царил самый настоящий ужас; в глазах людей читалось отчаяние и страх, врачи и иные добровольцы имели весьма взволнованный вид, все носились, ругались, плакали и утешали себя и других. У кровати одного маленько мальчика на коленях стояла старая женщина и рыдала, увеличивая степень истерики с каждым кашлем ребенка. В усиление её голоса на территории лазарета рыдали еще пару десятков людей, которые потеряли всякую надежду на спасение любимых и дорогих. Больные тоже плакали бы, если бы у них хватало сил выразить всю ту боль, что таилась в их безмолвном теле. Оставалось надеяться, что эта эпидемия не распространится еще больше, заражая все больше и больше людей. Благо, "Цербер" оказался относительно защищенным от заразы, поэтому в нём оказалось весьма немного заболевших, чему поспособствовала профилактика на самых зачатках недуга. Но, несмотря на маску на лице, Вольтер ощущал, что с каждой секундой болезнь стремится пробить этот барьер и проникнуть в его тело. Неприятно.

Общение с принцессой всегда доставляло морозному рыцарю удовольствие, ибо она, в отличие от своего отца, вышла довольно милой и приятной особой. Не зазнавалась и не подчинялась влиянию жестоких родителей, к слову, что король, что королева, оба раздражали шпиона, который чуть ли не насквозь видел их гнилые души. Но Катарина, видимо, пошла в свою мать, которая оставила после себя весьма приятное и немного грустное впечатление. Он знал её, поэтому боль от её потери была больше, чем могла бы быть. Ведь, будь она жива, все могло сложиться по-иному, она могла бы образумить безумца и подтолкнуть его к правильному решению, но теперь он сам завел себя в тупик, выходом из которого станет либо смерть, либо изгнание куда подальше.
- Не переживайте, миледи, защищать вас - не моя компетенция, тем более едва ли такой разумный человек нуждается в защите,- мужчина легко улыбнулся и аккуратным жестом отгородил девушку от женщины, которая налетела на всю королевскую охрану и угрожала столкновением самой принцессе. Она держала в руках кувшин с водой, который, видимо, был кому-то нужен невыносимо,- а вести о лекарстве меня радуют, надеюсь, другие города нашли рецепт от недуга, но я все же перестрахуюсь и отправлю им весточку после нашего собрания.
Сама добродетель. Те, кто закрывал глаза на убийство "невинных из Бездны" или одобрял их считали рыцаря чуть не святым во плоти. Его репутация была настолько чиста, насколько это возможно при такой должности, и Велиар старательно её поддерживал, надевая образ спасителя всего и вся. Вот и сейчас его лицо выражало некое облегчение от вестей Катарины, но, в то же время, и некое молчаливое беспокойство за состояние ближнего. Весь его образ говорил о том, что он в любую секунду готов броситься всем помогать, но посредством тяжелых душевных решений вынужден избрать более теневой и незаметный путь помощи.
- С превеликим удовольствием, только будьте осторожны на пути.

На собрание добровольцев пришло людей весьма.. не много, если брать в расчет количество жителей города, но суть в том, что большинство его жителей, торговцы, уж точно думали только о своей шкуре. По прибытию сюда командир заметил, что многие решили сделать неплохой бизнес на продаже повязок или, что намного хуже, якобы лекарств от болезни. Благо, последних умников прикрыли быстро, и те не успели навариться на своей инновационной разработке. Но вот в данной комнате собрались относительно сочувствующие, и, стоит признать, в глубине души Вел был этому доволен. Знать, что Агтерия не разложилась в своих корнях - бесценно, в такие моменты чувствовалось, что во всех бедах и правда виноват король, а не народ, есть шанс на спасение их душ. Осталось только избавится от неугодного правителя, и все заживут прекрасно.
Свиток попал к Вольтеру последним, ведь он замыкал этот круг, стоя у самой принцессы. Минутой ранее он уже отослал от неё наиболее беспокойную охрану, которая решила закрыть глаза на то, что помощь тут нужна далеко не королевской особе, и которая следовала за той с мрачным видом, грубо отпихивая всех, кто приближался к ней на метр. Теперь общество нормальных людей избавилось от этой "угрозы", а свиток был оставлен в руках командира, который должен был вести этот небольшой отряд.
- Да, конечно,- он коротко кивнул, окидывая взглядом всех собравшихся. Публика весьма разношерстная, если честно, хоть на фоне огромного скопления народа было сложно прощупать кого-то конкретно, но вот сильнее всех ощущалось присутствие Князя и его помощника, которые буквально пропахли Бездной. Последний, кстати, весьма нагло пользовался своими силами, бог знает, для чего, но рыцарь решил не обращать на это внимание. Если парень не так умен, что решает выпендриваться в окружении врагов, то связываться с ним никак не стоит,- Господа, я весьма благодарен, что вы здесь, потому что помощь нам особенно нужна в такие моменты. И мне становится легче от того, что в этом мире еще остались добрые и честные люди,- не пустые и громкие слова, а истина, которая рождалась в его голове. Пусть приглушенная сущность на задворках и шептала, что все тут - лицемерные твари, но его разум так сроднился с придуманным образом, что уже начинал принимать желанные мысли за истинные,- Места, где растет эта трава, весьма опасны, но постараюсь обеспечить нас должной охраной. И, конечно, лошади с провизией будут совсем не лишними. Чем быстрее мы принесем лекарство, тем больше жизней спасем.

Велиар все еще краем глаза наблюдал за помощником Князя, но держался от него на некотором расстоянии. Вот что-что, а заговаривать с ним без должного на то повода - опасно. Еще здесь был какой-то странный маг, чья сила была очень нетипичной для этого мира. Шпион встречал её за свою жизнь лишь пару раз, но благодаря этому и запомнил её хорошенько. Стоит сказать, что пользоваться ей весьма сложно, и его прошлые попытки увенчались весьма скромным успехом. А еще тут была птица, которая по-настоящему доставляла, но более об этом господине нельзя было ничего сказать.
Как и было обещано, командир отправил гонцов в другие города, чтобы и там узнали, чем лечить такой странный недуг. Были собраны лошади и немного человек из "Цербера", чтобы обеспечить походу безопасность, да и лишние руки никогда не помешают. На животных так же были одеты сумки для трав и несколько сумок с провизией и необходимыми вещами. Словом, все были готовы к выходы.
- У вас весьма своеобразная охрана, видимо, натасканная Вашим отцом, поэтому, если что, можете рассчитывать на моих людей, они более.. деликатны к людям. А пока могу пожелать вам лишь удачи. А мы, господа, выдвигаемся прямо сейчас!

+2

13

Морской воздух был приятным дополнением к чудесным видам города-порта. Медея наняла несколько человек для транспортировки товара отсюда в столицу. Капитан корабля был ей хорошо знаком. И, как всегда, груз он доставил в целости и сохранности, за что получил, помимо гарантированной оплаты, бутыль хорошего вина, сделанного из винограда, выросшего на земле, находящейся в собственности белокрылой леди. Весьма громоздние ящики погрузили в повозки, каждую из которых тащила двойка лошадей. Аронэ прошла вдоль одной и подёргала толстую верёвку, которой был фиксирован один из грузов. Вроде бы, всё отлично - можно отправлять. В столице повозки встретит управляющий её поместьем. Разгрузят, отнесут на нижние этажи. В целом самой девушке тоже пора было покидать город - её здесь больше ничто не держало.
Когда один из верных Редферну идентифицировал её, Аронэ удалялась прочь от гостиницы, в которой остановилась на время своего пребывания в Виндхафене. Об этом свидетельствовала появившаяся сумка, висевшая на плече блондинки. Толкотня и давка - единственное, что ангелу здесь категорически не нравилось. Особенно это бесило на рынках. Спросите, что знатная дама забыла на рынке? Ей нравились запахи. Нет, не прогнившего мяса и тухлой рыбы, а, скажем, запах сочных спелых персиков, созревшей вишни, молодых яблок. И это ей нравилось гораздо больше, чем все имеющиеся в её владении парфюмерные изделия.
Медея не всегда расхаживала по городу в дорогих платьях. Ей доводилось надолго уходить в дикие земли, и в её распоряжении было достаточно одеяний, ничем не выдающих её состоятельность и знатность. В простых матерчатых штанах и белой длинной тунике она ничем не отличалась от прочих девушек. Особенно если ещё и белые крылья убрать. Кстати, примерно такой неприглядный вид златовласая и имела сейчас. Разумеется, ангел ни от кого не прятался. Но когда её окликнули, девушка резко остановилась и вздрогнула. Голос как будто знакомый. Только вот слышала она его, видимо, крайне редко. К ней подходили со спины, и первым порывом было сразворота съездить кулаком по лицу. К счастью, за эту самую руку её и ухватили, бесцеремонно уволакивая подальше от основной массы народа. Странно, что рот не захлопнули - леди ведь могла и закричать. Только осознание, что если бы её хотели убить, то уже сделали бы это, пришло раньше.
Аронэ поставили перед собой, но идентифицировать этого мужчину ей самой не удалось. Лишь через ментальное послание девушка вспомнила, что есть в Бездне Центурион, от которого слова доброго не дождёшься, а вот по котелку можно было получить на раз-два. Вести, что он принёс, были крайне недобрыми. Князь и болен? Этот Белый Дьявол был более живуч, чем многие другие. Разумеется, блондинка уже была в курсе, что кицунэ на Верхнем Уровне. И о появившейся хвори - тоже. Информация - вода и хлеб агента Канцелярии. Если Гуймихо не транспортировали в Бездну, то дело дрянь. Самое малое из неприятностей, которые могут тут случиться: Лис настолько ослабнет, что его чары не смогут поддерживать подставной облик.
Посылать ментальные послания бэне-элим не умела, но была уверена, что её мысли протосс прочтёт.
"Ноги в руки. Расскажешь по дороге."
Может Аронэ и выглядела, как девушка, но в таких ситуациях, как эта, вместо вороха вопросов и бабьей болтовни от неё можно было ожидать содействие. Конкретные решения и их исполнение.
Пернатая и её новый спутник дошли до того места, где собрались всевозможные герои и спасители. Здесь даже была сама принцесса. Что-то звучно вещал Вольтер. Куча обозов ко всему. Спасение народа своего государства - дело благородное. Только ангел по вполне понятным причинам был обеспокоен скорее участью Гуймихо. И если по каким-то причинам агент Редферна и здешний морозный рыцарь не мог стремглав отправиться за травами для их повелителя, это должны были сделать они с Кададжем.
"Эти обозы будут месяц добираться до нужного места. Если не дольше. Нам надо спасти босса. Улучим в пути момент и отделимся от этой процессии. Ты согласен?"

+2

14

- Не переживайте, миледи, защищать вас - не моя компетенция, тем более едва ли такой разумный человек нуждается в защите, - Катарина мягко улыбнулась в ответ. От морозного рыцаря исходила волна спокойной уверенности, что помогало отстраниться от форменного бедлама, творящегося вокруг. Она испытывала искреннее уважение к Вольтеру, казалось, что даже на войне он смог остаться человеком, не начав упиваться чужими смертями, а лишь выполняя свой долг, с честью.
- А вести о лекарстве меня радуют, надеюсь, другие города нашли рецепт от недуга, но я все же перестрахуюсь и отправлю им весточку после нашего собрания.
- Не волнуйтесь, как только лекарство было найдено, гонцы из Палагрира были разосланы во все крупные города, в которых сейчас так же собирают добровольцев для похода за травами.
Да, определённо, принцессе было приятно общество главы "Цербера", но нынешняя обстановка совершенно не располагала к светской беседе, к тому же её ждали в зале для посетителей.
***
Закончив свою речь, целительница окинула взглядом собравшихся за чемерицей существ, - далеко не все из них были люди, что несколько удивило Кэт. Один только человекообразный плиц чего стоил. Среди собравшихся даже нашёлся её хороший знакомый из столицы:
- Годрик! Доброго дня. Надеюсь, с вами и вашими близкими всё в порядке? - Озабоченно осведомилась она.

Но добровольцев оказалось несколько меньше, чем девушка изначально рассчитывала, да и её слова, похоже, не произвели на большинство собравшихся должного впечатления. "Да... над воодушевляющими речами мне ещё работать и работать. Хорошо хоть Вольтер ответил согласием на мою просьбу и тут же перехватил инициативу в свои руки. У него опыта в подобных делах явно больше," - удручённо подумала Кэт.
Оставив рыцаря заниматься организацией похода, принцесса поспешила вернуться к больным. По измученным и осунувшимся лицам других целителей было видно, что они практически круглосуточно дежурят в палатах, боясь, что любое промедление будет стоить чьей-то жизни. Тяжелее всего было видеть страдания и смерть детей. Даже сама их боль чувствовалась как-то по-особенному, острее, надрывнее. Девушка, ведомая своими ощущениями, первым делом постаралась обойти именно их, стараясь не только унять физические страдания, но найти для каждого ласковое слово, успокоить, отвлечь, а так же подбодрить их родителей, рассказать им о лекарстве, попросить держаться и не впадать в панику ради их же детей. На это уходило очень много сил, несколько раз Катарине приходилось прерываться и даже выходить во внутренний дворик госпиталя, лишь бы ненадолго отстраниться от этой нескончаемой агонии.

В один из таких моментов, уже возвращаясь обратно, принцесса заметила поодаль от своего золотоволосого пациента статную девушку с необычайными синими волосами. В голове сразу всплыли обрывки разговоров медсестёр, упоминавших "суровую синеволосую даму", "строящую" не только их, но даже некоторых врачей.
Подойдя к койке больного, Кэт участливо поинтересовалась:
- Как ваше самочувствие? - стараясь понять, нужна ли ему сейчас срочная помощь. Но, кажется, юноша был даже в лучшем состоянии, чем когда она его покидала в прошлый раз.
Дождавшись ответа, Катарина приветливо обратилась к незнакомке:
- Здравствуйте, вы, должно быть, та самая грозная целительница, которую уже боится половина младшего медперсонала госпиталя? Очень рада вас видеть. Возможно, вы сумеете навести хотя бы относительный порядок в этом месте, - улыбку скрывала марлевая повязка, но она угадывалась по голосу. - Прошу прощения, забыла представиться, Катарина. Успев почти сразу по прибытию в госпиталь где-то запачкать подол своего платья кровью, к огромному неудовольствию Вельмы, Катарина переоделась в простой и практичный халат целителя, и теперь почти ничем не выделялась на фоне других врачей.
***
Как бы ни измотал её первый день работы в больнице, но принцесса заставила себя дождаться окончания сборов группы добровольцев и вышла на улицу пожелать им доброго пути. Среди них она к своей радости заметила новые лица, в том числе девушку с белоснежными крыльями за спиной. Узнав в ней знакомую, подошла поздороваться лично:
- Медея, не ожидала вас здесь встретить. Здравствуйте. Вы тоже отправляетесь в поход или провожаете кого-то из близких? - Она приветственно кивнула и спутнику золотоволосой дамы.

Перекинувшись с ними парой слов и пожелав удачи в дороге, Катарина нашла взглядом морозного рыцаря. Какое-то время она издали понаблюдала, как он раздаёт последние указания, и даже успела почти пожалеть, что в ближайшие дни с ней рядом не будет такого человека. Но в походе он определённо нужнее, чем здесь.
Вольтер встретил её словами с тщательно скрываемым раздражением в голосе:
- У вас весьма своеобразная охрана, видимо, натасканная Вашим отцом, поэтому, если что, можете рассчитывать на моих людей, они более.. деликатны к людям.
На что девушка лишь виновато развела руками, показывая, что действительно не она выбирала себе сопровождение. Признаться, Кэт сама была не очень в восторге от своих стражей, большинство из которых, похоже, считало ниже своего достоинства временную работу в госпитале, и до сих пор периодически с недоумением поглядывали на свою подопечную. Но, говоря по чести, была среди них и пара славных ребят, которые быстро нашли общий язык как с местными работниками, так и с солдатами "Цербера".
- А пока могу пожелать вам лишь удачи. А мы, господа, выдвигаемся прямо сейчас!
- Успехов вам, поменьше невзгод в пути и скорейшего возвращения!

+5

15

"Значит, не с нами," - несколько тоскливо отметил про себя Нуш, наблюдая за тем, как Эзастра, качнув головой и отвернувшись, подрядилась сначала на выход, но нечто резко заставило её притормозить и остаться... заниматься с больными? "Брямс!" - скопировал Нуш звук разлетающегося в куски графина. Примерно так же только что ухнуло в никуда ощущение какой-никакой безопасности из-за ответа Эзастры.
Но ситуацию скрашивало вообще то, что дракониха решила кому-то помочь. Удачно, кстати, ибо двинулась она к Князю. Парранг считал это (её стремление, а не выбор подопечного) крайне необычным, ведь Эзастра добродетелью не промышляла. А интерес его вызывало вовсе не то, что она может оказать помощь и проявить заботу, а то, что она вообще может так резко измениться из-за, казалось бы, пустяка. "Надо будет ещё понаблюдать," - Нуш мысленно поставил себе галочку в воображаемый свиток. Оставалось надеяться, что он вообще будет в состоянии что-либо наблюдать после этого похода.
Птицелюд распушил перья, становясь похожим на большой мягкий ком. На такой руку положи - утонет. И не факт, что потом можно будет вернуть конечность хозяину. Нуш определённо был не в слишком хорошем расположении духа. Ну, хоть никто его не трогал. Лишнего внимания паррангу действительно не хотелось привлекать. Только вон, какая-то тварь синих оттенков только смерила его мимолётным самодовольным взглядом да быстро ретировалась. "Чего это ты, тушка? Куда сбегаешь?" - в голове Плотника тут же заворошились подозрения. Ему очень не нравился этот типчик. Ему вообще мало кто нравился по-настоящему из незнакомцев. Быть всегда настороже существу его вида и профессии крайне необходимо.
Потом снова заголосили. Кажется, это морозный рыцарь. "Не в меру болтлив," - с лёгким разочарованием прошипел себе Нуш, но затем, то ли оправдывая в собственных глазах господина, то ли просто на будущее, сделал ремарку, - "хотя, быть может, это лишь усыпляет бдительность врага."
Зато принцесса отделилась от основной массы, что радовало. Нуш не имел особенного уважения к правящей семье в виду некоторых особенностей нынешнего короля, он скорее вообще заочно питал ко всем причастным неприязнь. Хотя признать стоило, эта девушка, видимо, искренне желала помочь больным, а не светила своим милым личиком в оживлённых местах ради репутации. Так что Нуш в дальнейшем предпочёл пока что не обращать на неё особого внимания.
Тем более, что в ряды спасителей решил затесаться человек, которого парранг вряд ли ожидал здесь увидеть. Да это же Его Величество Повелитель Книг и Пыли Веков! Плотник вперился в знакомого скептическим взглядом. Таким он одаривал всех, кто тут присутствовал, за редким исключением, и тем самым истинных эмоций особо не выдавал. Вредно это для здоровья, пожалуй. С Годриком ему надо будет обязательно перекинуться парой слов. Всё-таки почти что родное лицо. Если сравнивать со всеми остальными, что Нуш, конечно же, уже давно сделал. А ещё всегда приятно поговорить с умным человеком, не так ли? "Так ли, так ли! Скорее бы выйти. Местная атмосфера, кажется, сама по себе заразна..."
Нуш почти физически мог ощутить, как болезнь старательно примеривается к здоровым. Как витает вокруг да облизывается. "Мерзость." Где-то в глубине пернатой тушки зарождалась мысль о том, чтобы просто выжечь всё это, залить огнём. Взорвать, как взрывал Белый Князь таверну. Но то его прежнее, что ещё кое-как доживало свой век, стыдило за подобные размышления, едва ли не в приказном тоне требовало немедленно прекратить. Нуш только усмехнулся. "Бесись-бесись... Ты всё тише. Посмотрим, кто кого," - не особенно отдавая отчёт происходящему, парранг начал диалог с собою же. Кажется, стремительно несущаяся по миру эпидемия сильно пошатнула его и без того хрупкую психику. И явно не в лучшую сторону.

Плотник первым выскочил из лазарета, щурясь на солнце и забиваясь поближе к обозам. Лишь бы только лошади не додумались его опять пожевать!..
По его мнению, все делали всё слишком медленно. В этом он неосознанно согласился с синеликим, который, кстати, неожиданно объявился здесь в паре с крылатой женщиной. "Балаган, а не поход." С подобным отношением к прочим участникам ему, наверное, будет очень тяжело в пути, но Нуш не был бы Нушем, если бы не ворчал сейчас.
Скоро должны были дать сигнал к отходу. "Интересно, сколько нас дойдёт-доживёт до места назначения? А сколько вообще вернётся обратно? Ух, Эзастра, надо было тебя силком тащить. И почему умные мысли приходят только после?.. Что ж за мирская несправедливость?" В подтверждение этому мысль о том, что можно было попробовать забрать склочную дракониху с собой прямо сейчас, придёт только тогда, когда они на достаточное расстояние отдалятся от Виндхафена.
Пока  же все подтягивались к месту выхода, а парранг попробовал добраться до Годрика, обманчиво неспешно отходя от лошадей. Лапка непроизвольно сжала любимую трость сильнее, вторая коснулась сумки, оглаживая то место, где мог бы покоиться череп погибшей любимой.
Нуш, чем ближе был момент отхода, всё сильнее нервничал. Оттого его обращение к Готрету, который, кажется, был прямо перед его клювом ("И как сначала не заметил?"), было произнесено голосом немного неуверенным и тихим, хоть и различимым в общей возне:
- С-с-сы-ыр Книгочей? Приятно видеть в на-а-ашэх рядах-х, - и заметно тише затем: "Вы не против-ф моей компании? Неуютно с иными."
А ещё Годрик внезапно оказался сыром, да-да. У Нуша на нервах произношение прихрамывало. А ещё в самом-самом конце парранг добавил что-то очень колоритное и красиво звучащее, но совершенно непереводимое, ибо было сказано это по-парранговски. Но кто этого книгочея-то разберёт, может, он и такое знает.
И будет крайне забавно, если Нуш на самом деле ошибся и это не Годрик.

+4

16

Абелоун, Нуш, Годрик, Велиар. - делают переход в эту тему

0


Вы здесь » ENSINIUM » Виндхафен » [FP] Квест «Вопрос жизни и смерти» (1.0) | 29.07.1913


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC